Звезды, которые воспитывают особенных детей

Вопреки всем диагнозам: звезды, воспитывающие особенных детей

Воспитывать ребенка — большой труд, а если у него есть серьезные проблемы со здоровьем — это целое испытание. Многие звезды на своем опыте знают, что такое поднимать особенного малыша. О них «СтарХит» расскажет сегодня.

Эвелина Бледанс

1 апреля 2012-го ц Эвелины родился второй ребенок — сын Сема. О том, что у малыша синдром Дауна, звезда узнала на 14 неделе беременности, но не стала прерывать ее, несмотря на советы врачей.

«Я была очень примерная беременная. Ходила на УЗИ, сдавала анализы. Все были удивлены, что вроде возраст солидный, но все хорошо. На очередном УЗИ стали ставить диагнозы-подозрения, какая-то складочка на шее, водичка в легких. Поскольку мой муж имеет цыганские корни, он стал колдовать. На следующем УЗИ ничего не было. Хотя, может быть, мне не стали ничего говорить, потому что я бы начала сильно переживать», — откровенничала она.

Бледанс ни разу не пожалела о своем выборе. Семен растет очень добрым и очаровательным мальчиком. Мало кто знает, какие трудности пришлось пережить актрисе, воспитывая малыша. Дело в том, что Сема появился на свет с врожденным вывихом надколенников обеих ног. Звездная мама пыталась избежать операции, но ее старания оказались тщетными. Мальчик перенес не одно хирургическое вмешательство. Сейчас у него все хорошо. Единственное, что смущает Эвелину, так это злые языки.

«В этом мире есть зло, и иногда оно очень больно жалит даже меня, человека с иммунитетом к мнению окружающих. Я до последнего вздоха буду опорой для сына во всем, и буду говорить с ним на его языке, каким бы этот язык ни был. Я подстроюсь, смогу, не состарюсь, не зачахну и не потеряю энергию», — сетовал Бледанс.

Ирина Хакамада

Ирина как никто другое понимает Бледанс, так как ей пришлось столкнуться с такой же проблемой. Дочь Хакамады — Мария Сиротинская — появилась на свет солнечным ребенком. Медики предлагали политику оставить наследницу в роддоме, дабы не усложнять себе жизнь, но она наотрез отказалась. На этом испытания в жизни брюнетки не закончились. В шестилетнем возрасте Маша заболела лейкозом. Хакамада приложила все усилия, чтобы спасти малышку, и, чтобы не сойти с ума от горя, она не бросила работу.

«Муж сказал: «Если не будешь делать то, что нравится, то не будет сумасшедшей энергии, мы ее не вытянем. Лучше иди в президентскую кампанию, мы будем помогать», — делилась Хакамада.

Старания политика не прошли даром — у Марии началась долгожданная ремиссия. Сегодня девушке 23 года, она ведет вполне привычный образ жизни и, что немаловажно, вместе с мамой помогает женщинам, воспитывающих детей, родившихся с лишней хромосомой.

Лянка Грыу

В феврале 2011-го у актрисы и режиссера Михаила Вайнберга родился сын Максим. Радость от появления на свет наследника была недолгой — вскоре малышу поставили неутешительный диагноз — «аутизм». Лянка приняла решение обратиться к западным врачам, так как методика лечения в России ей не пришлась по душе. Так артистка с семьей перебралась в Нью-Йорк.

«В России нам прописали серьезные препараты, сильно влияющие на работу мозга. В связи с этим мы стали искать других специалистов. Поехали в Нью-Йорк, прошли необходимые тесты. Так в моей жизни появился этот город. Доктор сказала мне, что каждый день я должна быть со своим ребенком, заниматься с ним. А недавно нам сняли этот диагноз! Я так счастлива! И Максим даже пошел в класс для одаренных детей», — рассказывала Грыу недавно.

Сейчас Лянка пытается помочь женщинам с детьми-аутистами. «Быть матерью означает иметь силу, о которой ты когда не подозревала и испытывать страхи, о существовании которых ты не догадывалась. » — отмечала актриса.

Светлана Бондарчук

Дочь Федора и Светланы Бондарчуков — Варя — появилась на свет в 2001 году недоношенной. Из-за этого у нее возникли некоторые проблемы со здоровьем. В последнее время Светлана все чаще рассказывает о наследнице и публикует ее снимки в личном блоге. «Фантастический, веселый и очень любимый ребенок. Не любить ее просто невозможно. Она очень светлая», — делилась звездная блондинка.

Правда, девушка не живет с родителями. Большую часть времени Варвара находится за границей, где получает лечение.

Анна Нетребко

Звезда мировой оперы впервые стала мамой в 2008 году — у нее родился сын Тьяго. Поначалу Анне казалось, что малыш абсолютно здоров, но к трехлетнего возрасту она забила тревогу — мальчик не торопился говорить. Врачи поставили ему легкую степень аутизма. «Тогда были постоянные крики, истерики. Просто жуть. Каждый выход с ним, даже в парк, был испытанием. Один раз я волочила его по земле за ногу, а он орал как ненормальный. На нас прохожие смотрели, полицейские, и мне пришлось объяснять, что у ребенка особенности в развитии», — откровенничала как-то артистка.

Нетребко не стала отчаиваться и стала подыскивать специалистов. В итоге она отдала наследника в специальную школу Нью-Йорка. Оперная дива надеется, что ее наследник выздоровеет. Также она призывает других мам, столкнувшихся с такой проблемой, не отчаиваться. «Поверьте: это не приговор! Есть методики, которые развивают таких деток до нормальных стандартов», — отмечала артистка.

Сейчас с воспитанием Тьяго Анне помогает ее новый возлюбленный — Юсиф Эйвазов. Нетребко счастлива, что ему удалось сразу найти общий язык с ребенком. «Тьяго был избалованным, его все обожали, но Юсиф сразу показал, кто в доме хозяин. Тьяго стал очень быстро развиваться после появления Юсифа», — подчеркивала она.

Певец Данко

У младшей дочери артиста — Агаты, родившейся в 2014-ом, диагностирован ДЦП. Поначалу Данко делал все, чтобы помочь наследнице, но со временем он стал отдаляться от нее. Дело закончилось тем, что певец расстался с мамой Агаты — Наталией Устюменко — и ушел из семьи.

«Я не собиралась этот сбор объявлять, но у меня стиральная машинка сломалась, а без нее никак. У Агаты слюнки-то текут, коврики, на которых она лежит лицом, нужно постоянно стирать. Мне очень обидно за ребенка, что произошло такое предательство. Я не представляю как можно ее оставить без опеки, без ласки. Он говорит, что она не слышит, не сидит, не шевелится, мол, ребята, я вообще ей не нужен. Я думаю, что так он пытается оправдаться, за то, что хочет устроить свою жизнь», — рассказывала как-то женщина, которой сейчас приходится в одиночку справляться с малышкой.

У Данко было свое видение ситуации. Он уверял, что не бросал дочь. «С Агатой я не могу общаться по причине того, что она из-за своей болезни не в состоянии это делать. Ее мозг не обрабатывает информацию. Она не может двигаться, общаться, она не понимает, что такое мама, папа. Я уверен, что она по-своему живет, видит какой-то свой мир, но мы просто в разных измерениях находимся. Агата застряла в состоянии двухмесячного малыша», — говорил он.

В одно время Наталия хотела судиться с экс-избранником из-за отсутствия финансовой помощи с его стороны, но потом почему-то передумала.

«К адвокату Екатерине Гордон я обратилась, чтобы она помогла мне найти консенсус с Сашей мирным путем, подписав соглашение. Катюша, спасибо тебе огромное, что ты и твои юристы без промедления пошли мне навстречу и сделали все, что было в ваших силах! Если Саша захочет помогать Агуше, то будет помогать. Не захочет — дело его совести. Сейчас ему очень повезло встретить близкую по духу и по интересам женщину. Пусть у них все будет хорошо! А со мной будет самое лучшее напоминание о прожитом вместе времени — мои прекрасные девчонки, которых я родила от любимого мною до беспамятства человека! Ведь счастье именно в этом!» — отмечала Устюменко.

Константин Меладзе

Сын музыкального продюсера Константина Меладзе — Валера — болен тяжелой формой аутизма. Довольно долго он скрывал этот факт от общественности. О серьезной проблеме ребенка рассказала его мама — бывшая жена продюсера Яна Сумм. Женщина отметила, что до 2,5 лет мальчик был обычным ребенком, и ничто не предвещало беды.

«Помню, как Костя приходил с работы, дети бежали его встречать. Папа по очереди подбрасывал их вверх, а Валерьяша все время твердил: «А потом Валера, а потом Валера…» Однажды, прогуливаясь с сыном мимо стенда памяти одному врачу, сказала ему: «Доктор умный был, людей лечил». С тех пор он произносил эту фразу каждый раз, когда оказывался в том месте. А к трем годам начался регресс, но мы не сразу это поняли. Думали, капризничает, а он терял приобретенные речевые и коммуникативные навыки, даже не мог сам себя обслужить. Позже нам объяснили, что речь Валерьянчика была неосознанной», — делилась Сумм.

Все это сподвигло Яну создать центр для детей-аутистов. «Коммуникация и взаимодействие с другими людьми у мальчиков и девочек с расстройством аутистического спектра почти не складываются. Но, представляете, полтора года назад у моего сына все-таки появился друг. У Ивана и Валерьяна одинаковые диагнозы, и то, что ребята смогли наладить общение, настоящее чудо. Правда, сначала пришлось с Ваней немного позаниматься, поработать над его поведением. В общем, он показал нам, где раки зимуют», — отмечала она.

«Деньги буквально тают». Звезды, которые воспитывают особенных детей

Эти звездные семьи объединяет похожая проблема – у детей врожденные проблемы со здоровьем. Для одних это стало сильнейшим ударом и подтолкнуло к депрессии и расставанию. Другие нашли в себе силы быть рядом и даже пожертвовали карьерой и финансовым благополучием. Anews предлагает взглянуть, как наши селебрити воспитывают своих особенных детей.

Евгений Кулаков и сын Илья

Звезда сериалов «След» и «Физрук» Евгений Кулаков запомнился зрителям веселым парнем с заразительной улыбкой. Глядя на снимки актера, почти невозможно предположить, что за пределами съемочной площадки он вот уже 14 лет борется с серьезной проблемой.

В 2004 году у актера родился сын Илья. Мальчику сразу же поставили диагноз – детский церебральный паралич. А еще через несколько лет другой неутешительный диагноз – аутизм. Правда, сначала врачи ошиблись, предположив, что у малыша психоз, и прописали нейролептики. Результатом неправильного лечения стало осложнение – Илья перестал говорить.

Евгений с женой решили бросить все силы на лечение мальчика. Ольге даже пришлось уйти из театра, чтобы уделять сыну больше времени. Финансовый вопрос полностью лег на плечи Кулакова.

«Жена ушла из театра, чтобы все время находиться рядом с Илюшей. Сама начала изучать заболевание и нашла верный научный подход, который применяется в Америке. Благодаря ей удалось добиться определенных успехов. Даже врачи удивляются. Например, сейчас сын сам одевается, ест и ходит в туалет. Для детей с аутизмом и ДЦП это огромные достижения», – рассказал актер.

Сейчас на лечение мальчика уходят огромные деньги. Например, в середине лета 2018 года Евгений свозил Илью в Сочи в специализированный лагерь. Там на протяжении двух недель с ним занимались педагоги. Поездка обошлась актеру в 600 тысяч рублей. Однако траты, по словам Евгения, себя оправдывают.

«Ребенок вернулся другим. Такие развивающие программы, безусловно, эффективны, но потяну ли дальше? Ведь нужно еще закончить ремонт. Сейчас на повестке дня вопрос со школой. Нужна не просто коррекционная. Знаю, что существуют классы для детей с особенностями развития. Наталья Водянова создала такие в Нижнем Новгороде и Санкт-Петербурге, но в столице их пока нет, а переехать не можем из-за моей работы. Очень надеюсь, что нам поможет какой-либо благотворительный фонд», – поделился актер.

В 2017 году у Евгения Кулакова родился второй ребенок – дочь Ника. Девочка появилась на свет абсолютно здоровой. Пополнение в семье подтолкнуло пару к переезду. Евгений и Ольга продали свою маленькую квартиру и купили трешку. Однако справить новоселье актерам пока не удалось.

«С женой Олей решили купить трехкомнатные апартаменты площадью 65 квадратов, когда узнали, что во второй раз станем родителями. Продали нашу маленькую квартирку на четвертом этаже в доме без лифта и осознанно впряглись в кабалу, а что делать? Сняли поблизости жилье в надежде поскорее закончить ремонт и переехать. Выполнить внутреннюю отделку гостиной, совмещенной с кухней, по бартеру помогла студия интерьера ArtBaza. После этого все встало… Я снимаюсь в кино, играю в антрепризном спектакле с Ириной Муравьевой, но деньги буквально тают. Счастье, что второй ребенок, дочка Ника, абсолютно здорова», – рассказал изданию Starhit Евгений.

Данко и дочь Агата

По-иному сложились взаимоотношения с младшей дочерью Агатой у певца Данко (Александр Фадеев). Девочка родилась в 2014 году. Врачи обнаружили у малышки ДЦП и мультикистоз головного мозга. Как писали СМИ, медики обещали, что девочка никогда не сможет ходить, говорить и узнавать родных. В роддоме паре даже предложили отказаться от Агаты, но певец с супругой Натальей решили иначе – оставили дочку и взялись за ее лечение.

Данко регулярно постил фото с малышкой в соцсетях, а еще был частым гостем ток-шоу, где рассказывал о болезни девочки, успехах и своем намерении поддерживать ее. Однако в 2018 году все изменилось – певец ушел из семьи, перестав общаться и с женой, и с маленькой Агатой. Бывшая супруга обвинила артиста в отказе платить алименты.

В Сети стали мелькать снимки артиста с молодой девушкой – новой пассией – а поклонники и таблоиды принялись засыпать Данко вопросами о причинах таких перемен.

Появившись в эфире программы «Пусть говорят» на Первом канале в августе 2018 года, певец объяснил, что его подтолкнуло к уходу от жены и больной дочери и почему он отказался платить алименты. Как признался Данко, все дело в финансовом положении, равнодушии жены и усталости.

«Со мной просто перестали общаться. Я не могу себя навязывать. Я тоже человек, я мужчина…Я все свои ресурсы вкладывал и в Соню, и в Агату. Но моя профессия дает просадку. Может быть такая ситуация, что у меня вообще нет денег. Нет концертов. Потому что я вместо того, чтобы снимать клипы, погрузился в тему больных детей… До чего мы докатились: “50 тысяч рублей – это ерунда, копейки!”. Для меня это не копейки. Но я не против платить, мы составим соглашение», – заявил певец в эфире программы.

Читайте также:  Бьянка Джаггер - подборка фото самых удачных образов из молодости звезды

В конце программы певец признался, что хочет помогать дочери, но не верит бывшей жене, которая, по его мнению, может просить от него все больше и больше денег.

«Я жду от этого человека любую подлость. Наташа и дети – это для меня две разные вещи», – резюмировал Данко.

Федор Бондарчук и дочь Варвара

До 2013 года ни Федор, ни Светлана Бондарчук не говорили в прессе о своей дочери Варваре. Впервые о Варе Светлана рассказала в интервью Ксении Собчак для журнала SNC. Тогда же уже бывшая супруга режиссера призналась: рождение особенной девочки (Варвара родилась раньше срока, из-за чего у нее начались проблемы с развитием) проверило их союз на прочность. Говоря о дочери, ни Федор, ни Светлана не употребляют слово «болезнь».

«Да, у нас есть ребенок с определенными проблемами, но с любым человеком в любой момент может случиться что-то страшное. Никто не застрахован. Жить в страданиях и унынии – это неправильно. Вообще, как правило, пары с ребенком с проблемами со здоровьем быстро распадаются – люди просто перестают общаться. И то, что с нами этого не произошло, очень круто характеризует в первую очередь Федора», – говорила Светлана в интервью.

Сегодня Варваре Бондарчук 19 лет. Девушка не живет с родителями: в виду своего состояния Варя проживает за границей. Там девушка проходит реабилитацию, учится и получает соответствующий уход.

Долгое время Федор Бондарчук относил Варю к запретным темам, но для документального фильма «Федор Бондарчук. Счастлив. Здесь и сейчас» режиссер сделал исключение и упомянул дочь.

«Я ее балую. Да. Я не скрываю, что я ее очень балую. Она любит пионы и подарки. Я всегда ей привожу много подарков. Она совершенно светлый человек, просто солнечный. Поэтому, когда устаю, не хватает жизненных сил, я прихожу к Варе – и все складывается. У нее отличная память, она мне может стихи книгами целыми рассказывать!», – поделился Бондарчук.

Анна Нетребко и сын Тьяго

В 2008 году оперная дива Анна Нетребко родила сына Тьяго. Мальчик появился на свет с диагнозом аутизм. Правда, выяснилось это не сразу. Как рассказывала певица в одном интервью, неладное заметили поздно – когда Тьяго исполнилось три года. Главным звоночком стало то, что мальчик не общался.

«Я думаю, ну не разговаривает. Ну иногда говорит что-то, когда ему надо. А не разговаривает, потому что он слышит четыре языка. А потом мы заметили, что иногда ты к нему обращаешься, а он вообще не реагирует… И началось. Но никто не мог помочь. Никто не знает, как с этим бороться и почему. Говорят, это какие-то изменения генетические. Потому что я вообще здоровый человек, я никогда никаких таблеток не принимала», – вспоминала Анна.

Поначалу врачи советовали артистке ни на что не надеяться и уверяли: малыш не будет разговаривать. Однако все вышло иначе. С мальчиком стали заниматься специализированные педагоги – и Тьяго заговорил. Причем на двух языках. В сентябре 2018 ребенку исполнилось 10 лет.

«Для тех, кто спрашивал, говорит ли Тьяго по-русски, отвечаю: говорит. Будучи аутистом, он не разговаривал до 4 лет и никто не обещал, что он заговорит вообще. Но, дай Бог здоровья педагогам и терапевтам института АБА в Нью-Йорке, которые с ним работают! Результат налицо. И первый язык его – английский!» – рассказала Анна.

Сейчас Тьяго ходит в обычную школу, занимается спортом и вокалом. Большую часть времени мальчик общается на английском, но дома Анна старается говорить с сыном только на русском.

В 2013 году, участвуя в эфире программы «Пусть говорят», Анна Нетребко обратилась к женщинам, чьи дети страдают аутизмом. «Я хочу сказать тем женщинам, у которых дети-аутисты, что бояться не надо, что это все можно развить до нормальных стандартов, что дети должны ходить в школу и учиться», – сказала Нетребко.

Эвелина Бледанс и сын Семен

Похожей позиции придерживается Эвелина Бледанс. Младший сын телеведущей Семен страдает синдромом Дауна. Диагноз врачи поставили еще до рождения мальчика. Как вспоминала Эвелина в интервью, доктора даже предлагали ей сделать аборт, пугая последствиями, но она отказалась.

После рождения малыша ведущая вместе с уже бывшим мужем Александром Семиным бросила все силы на лечение и социализацию Семена. Мальчика стали регулярно выводить в свет и даже снимать в рекламе. Сама Эвелина принялась рассказывать в Сети и на ТВ о синдроме Дауна, призывая других родителей особенных детей не опускать руки и не поддаваться давлению общества, считающего болезнь приговором.

В августе 2018 ведущая в агрессивной манере заступилась за сына на программе «Прямой эфир» с Андреем Малаховым. Эвелина набросилась с кулаками на женщину из зала, сказавшую, что ее сын Семен «никому не нужен: ни обществу, никому». Конфликт произошел во время обсуждения новой беременности Бледанс. Незадолго до передачи ведущая прошла процедуру экстракорпорального оплодотворения. Процесс транслировался в прямом эфире.

«Я тебе, тварь, сейчас дам. Это тебе за моего ребенка. Можешь говорить что угодно про меня, но детей не трожь!» – предупредила героиня выпуска.

Ирина Хакамада и дочь Мария

Дочь экс-политика, а ныне писательницы и бизнес-тренера Ирины Хакамады тоже появилась на свет с синдромом Дауна. Маша родилась в 1997 году. Поначалу политик не распространялась о недуге девочки, решилась поделиться с общественностью лишь несколько лет назад. Тогда же стало известно, что в 2004 году девочке поставили смертельный диагноз – рак.

«Сначала я сдержалась, потому что узнала на людях. И потом тоже, я не рыдала. А затем так совпало, знаете, как бывает. Я привезла ребенка в больницу, там взяли анализы и сказали: „100% клеток раковые“. И я тоже сдержалась, я внутренне подготовилась ко всему и настроилась, что мы будем бороться. Но дочь была очень маленькая. И когда мы пришли в палату, она сидела на кровати, бледная и с длинными волосами, похожая на ангела. И поскольку мы до этого часто путешествовали вместе, она сказала: „Мама, пора мне на небо“. И все, дальше я уже не управляла собой, у меня началась истерика», – рассказала Хакамада в интервью.

Страшная новость обрушилась на Ирину как раз тогда, когда она готовилась к президентской гонке. Из-за вердикта врачей политик была готова отказаться от участия в выборах. Но муж отговорил: пообещал, что вместе им удастся справиться. Обещание супруга сработало – Маша победила онкологию.

Следующие несколько лет Ирина потратила на реабилитацию и социализацию дочери. И добилась успехов. В 2018-м Марии исполнилось 20 лет. Девушка живет обычной жизнью: учится в колледже, путешествует, изучает английский.

А недавно у Маши появился парень – блогер и чемпион по жиму штанги лежа Влад Ситдиков. У парня тоже синдром Дауна.

Ирина Хакамада часто выходит в свет вместе с дочерью – поддерживает девушку в стремлении вести публичную жизнь. Маша в свою очередь открыто заявляет, что благодарна матери за решение, принятое 20 лет назад.

«Мама узнала о моей болезни во время беременности, но все равно сделала подвиг и родила меня. Я бы хотела всем зрителям пожелать, чтобы вы любили и уважали своих детей. И чтобы они тоже вас любили», – обратилась Мария к зрителям программы «Жить здорово» на Первом канале.

Звезды, у которых растут особенные дети: Хакамада, Лолита, Бондарчук и другие

Эвелина Блёданс

Сын Семен, синдром Дауна

1 апреля 2012 года в семье артистки Эвелины Блёданс и продюсера Александра Семина родился мальчик Семен. Родители знали о диагнозе своего будущего сына еще до его рождения, но приняли решение не прерывать беременность. Эвелина и Александр стремятся изменить стереотипы людей о детях с синдромом Дауна. Они мечтают на примере собственного сына доказать, что такие малыши могут быть полноценными членами общества: артистка часто выходит в свет вместе с маленьким Семеном и выкладывает фотографии своей семейной жизни в Instagram (и от лица Семы тоже).

Лолита Милявская

Дочь Ева, аутизм

Лолита Милявская родила свою единственную дочку в браке с Александром Цекало в 35 лет. Ева родилась недоношенной, и ей поначалу тоже поставили диагноз «синдром Дауна», который оказался ошибочным. Позже у девочки выявили аутизм – врожденную психологическую замкнутость.

Родители Федора Бондарчука в свое время не одобрили его брак со Светланой, который, стоит отметить, оказался довольно крепким и долгим. Когда молодые отправились в загс, девушка была еще совсем юна. Ирину Константиновну и Сергея Фёдоровича, вероятно, смутил не только возраст второй половинки сына, но и тот факт, что она была из простой семьи.Несмотря на неодобрение мамы и папы, будущий режиссер не отказался от своих чувств и женился. Со временем Свету всё же приняли в семью, со свекровью у нее сложились довольно теплые отношения. А в программе «Судьба человека» Светлана признавалась, что никогда не встречала такого человека, как ее свекр. Он поразил её масштабом личности и интеллектом.

Плюс к этому у девочки были проблемы со зрением и речью. Сейчас Ева развивается наравне со сверстниками и мечтает стать артисткой, как ее мама. Но пока девочка не покорила сцену, она живет в Киеве вместе с бабушкой: Лолита хочет оградить дочку от лишнего внимания прессы.

Федор Бондарчук

Дочь Варвара, отставание в развитии

Супруги Федор и Светлана Бондарчук никогда не скрывали факта рождения своей младшей дочери Варвары, но большую часть жизни девочка, которая родилась раньше срока, провела за границей, где легче получить необходимую медицинскую помощь и образование для особенных детей.

Сильвестр Сталлоне

Сын Серджио, аутизм

У младшего сына актера Сильвестра Сталлоне и его первой жены Саши Зак диагностировали аутизм в три года. Лечением и адаптацией мальчика занималась мама, в то время как Сталлоне зарабатывал деньги на достойную реабилитацию сына. Средств хватило и на то, чтобы открыть исследовательский фонд по аутизму. Сейчас взрослый Серджио живет замкнуто, но самостоятельно, а его знаменитый отец до сих пор помогает ему.

Ирина Хакамада

Дочь Мария, синдром Дауна

В 2006 года бывший политик Ирина Хакамада создала межрегиональный фонд социальной солидарности «Наш выбор», который помогает инвалидам всех возрастов. На это Ирину подтолкнул собственный пример — рождение девочки с особенностью развития. Маша появилась на свет, когда Хакамаде было 42 года (отец девочки — финансист Владимир Сиротинский). Чуть позже у девочки вдобавок к синдрому диагностировали рак крови, который удалось победить.

Колин Фаррелл

Сын Джеймс, синдром Ангельмана

Генетическая аномалия, именуемая синдромом Ангельмана, проявляется в виде задержки умственного и психического развития, нарушения сна, припадков. В том, что его первенец страдает этим заболеванием, актер Колин Фаррелл признался спустя четыре года после его рождения (мама мальчика — канадская модель Ким Борденейв). Несмотря на сложности в воспитании беспокойного мальчика, Фаррелл признается, что Джеймс стал для него подарком, а отцовство — лучшая работа за всю его жизнь.

Константин Меладзе

Сын Валерий, аутизм

Теперь уже бывшие супруги Константин и Яна Меладзе начали замечать странности своего младшего сына, когда тому было три года. Внешне он ничем не отличался от сверстников, но был очень замкнутым ребенком. Диагноз ребенка семья скрывала, а впервые заговорить о болезни мальчика решила Яна Меладзе в своем первом интервью после развода с продюсером. «Наше общество “инаковых” не принимает, не признает. Но когда у ребенка появляются первые успехи, просыпается надежда, вера – и вот тогда начинается новая точка отсчета подлинных побед и светлой гордости за своего ребенка», – рассказала бывшая жена Меладзе «Комсомольской правде».

Анна Нетребко

Сын Тьяго, аутизм

Как и в случае с сыном Константина Меладзе, ребенку оперной певицы Анны Нетребко, которого она родила от бывшего гражданского мужа, певца Эрвина Шротта, поставили диагноз «аутизм» в три года. По словам певицы, поводом для беспокойства стало молчание сына: он не реагировал, когда к нему обращались, а сам говорил только тогда, когда ему что-то требовалось. Анна признается, что испытала шок, узнав о диагнозе, но сейчас она убеждена, что аутизм — обычная болезнь, которая лечится реабилитацией и лекарствами. Сейчас Тьяго живет и занимается с терапевтами в Нью-Йорке, а его знаменитая мама охотно делится с другими родителями опытом и советами.

Тони Брэкстон

Сын Дизель, аутизм

О диагнозе своего младшего сына от музыканта Кери Льюиса певица рассказал публично: в 2006 году она расплакалась прямо на сцене, признавшись, что ее сыну слишком поздно диагностировали аутизм. Она стала замечать неполадки в развитии мальчика, еще когда тому было 9 месяцев, и в тот момент ему можно было оказать более эффективную помощь. И все же историю Дизеля можно назвать историй успеха: сегодня 12-летний мальчик ходит в школу с обычными детьми, а сама Тони активно финансирует исследования в области аутизма и представляет организацию Autism Speaks.

Сергей Белоголовцев

Сын Евгений, детский церебральный паралич

Младшие дети Сергея и Натальи Белоголовцевых — близнецы Саша и Женя – родились семимесячными, но только у маленького Жени были обнаружены серьезные проблемы со здоровьем: сразу четыре порока сердца. Когда малышу было чуть меньше года, он перенес первую операцию, после которой начались осложнения и развился ДЦП. Здоровье Жени было хрупким, а развитие нестабильным. Он боролся за жизнь до восьми лет и пошел на поправку только благодаря круглосуточной заботе родителей. Сейчас Женя не просто здоров — он успешно строит карьеру. Евгений окончил школу для одаренных детей и поступил в Институт театрального искусства, рекламы и шоу-бизнеса, а в 2014 году сын Белоголовцева стал ведущим рубрики в программе «РАЗные новости» на телеканале Раз ТВ.

Читайте также:  Основы питания Ирины Безруковой

Несмотря на успехи своего сына, Сергей Белоголовцев очень зол на российскую медицину: «Мы все время утыкаемся только в одно: полную беспомощность отечественной медицины, ее полную косность, нежелание и неспособность нам помогать», — признался Сергей на шоу «Пусть говорят» несколько лет назад.

Данко

19 апреля 2014 года в семье певца Данко и модели Натальи Устиненко родилась вторая дочка — Агата. У девочки диагностирован детский церебральный паралич, который стал следствием внезапного кровотечения у беременной Натальи на позднем сроке. Когда Агата появилась на свет и вышла из комы, врачи сообщили родителям, что у нее – мультикистоз головного мозга. «Когда оторвалась плацента, она начала дышать внутриутробно, и отмершие, не снабжавшиеся кислородом участки мозга превратились в кисты. Врачи сказали, что девочка безнадежна – она не сможет ни говорить, ни ходить, ни узнавать родителей и никогда не станет полноценной личностью», — рассказал Данко в эфире передачи «Пусть говорят».

Отказаться от дочки родители не смогли, не найдя при этом поддержки у родных: мама артиста советовала супругам отказаться от больной девочки, как и предлагали врачи. К сожалению, через время и сам Данко потерял к дочери и ее маме интерес: сегодня он погружен в новые отношения.

18 звезд, которые воспитывают особенных детей

Малыши этих звезд родились с определенными проблемами в развитии, но родители не делают из этого тайны, а честно рассказывают о своем опыте, подавая пример многим людям.

Эвелина Бледанс и Семен

1 апреля 2012 года актриса и ведущая Эвелина Бледанс стала мамой чудесного малыша Семена. О том, у ее ребенка синдром Дауна, Эвелина узнала еще на 14 неделе беременности. Медики советовали ей сделать аборт, но звезда категорически отказалась. И ни разу не пожалела об этом. Сейчас Семе уже 5 лет, это активный, жизнерадостный и очень светлый ребенок. Звездная мама много времени уделяет воспитанию и развитию своего малыша. Например, уже в 3,5 года мальчик научился читать, что под силу не каждому здоровому ребенку. Актриса с гордостью рассказывает об успехах сына в соцсетях, внушая надежду и оптимизм другим людям, воспитывающим особенных детей:

«Мы собственным примером показываем, что таких деток можно и нужно любить и обожать, что они красивые, смышленые и веселые»

Успешный политик и бизнес-вумен Ирина Хакамада долгое время скрывала, что у ее дочери Маши, родившейся в 1997 году, синдром Дауна. Маша – поздний ребенок; Ирина родила ее в 42 года от своего третьего супруга Владимира Сиротинского:

«Это выстраданный, очень желанный плод нашей любви»

Сейчас Маше 20 лет. Она учится в колледже на керамиста, увлекается театром. Девушка обожает танцы и обладает выдающимися творческими способностями. А недавно у Марии появился бойфренд. Ее избранником стал Влад Ситдиков, у которого также диагностирован синдром Дауна. Несмотря на заболевание, юноша достиг поразительных успехов в спорте: он чемпион мира по жиму штанги лежа среди юниоров.

Анна Нетребко и Тьяго

Своего единственного сына Тьяго звезда мировой оперы родила в 2008 году. Сначала казалось, что он абсолютно здоров и развивается так же, как и обычные дети. Однако, когда к трехлетнему возрасту ребенок не научился произносить даже элементарных слов, родители решили показать его врачу. У Тьяго была диагностирована легкая форма аутизма. Оперная звезда не стала впадать в отчаяние; она нашла первоклассных специалистов, которые имели колоссальный опыт общения с аутичными детьми, и устроила сына в одну из лучших специализированных школ Нью-Йорка.

Сейчас Тьяго 8 лет; и он делает поразительные успехи. Появилась надежда, что мальчик сможет полностью вылечиться. В эфире ток-шоу «Пусть говорят» Анна Нетребко обратилась ко всем мамам детей-аутистов:

«Поверьте: это не приговор! Есть методики, которые развивают таких деток до нормальных стандартов»

Старший сын Колина Фаррелла, Джеймс, болен синдромом Ангельмана, который также известен под названием «синдром счастливой куклы». Его симптомы: отставание в развитии, судороги, беспричинные вспышки веселья. Что касается Джеймса, то особенную радость у него вызывает вода. Колин Фаррелл рассказывает:

«Он обожает все, что связано с водой. Если он расстраивается из-за чего-то, я просто набираю таз воды»

Несмотря на то, что Фаррелл уже давно расстался с мамой Джеймса, он уделяет очень много времени воспитанию сына:

«Я обожаю Джеймса, схожу по нему с ума. Он помогает всем нам стать лучше, честнее, добрее…»

Джеймс сделал свои первые шаги в 4 года, в 7 – заговорил и только в 13 начал самостоятельно есть. Несмотря на это, Фаррелл утверждает, что сын «тащит его на руках».

Тони Брэкстон и Дизель

Когда Дизелю, младшему сыну Тони Брэкстон, было 3 года, врачи диагностировали у него аутизм. В болезни мальчика певица винила себя; она полагала, что таким образом Бог наказал ее за аборт, сделанный в 2001 году. Сначала Тони впала в отчаяние и погрузилась в чувство вины. Но ради Дизеля она взяла себя в руки и обратилась к лучшим специалистам, которые очень помогли мальчику. В 2016 году Тони заявила, что ее 13-летний сын полностью вылечился.

Сильвестр Сталлоне и Серджио

Серджио, младший сын Сильвестра Сталлоне, родился в 1979 году. Когда мальчику было 3 года, родители решили показать его врачу, так как их настораживали замкнутость ребенка и его неумение общаться. Оказалось, что у мальчика тяжелая форма аутизма. Для Сталлоне и его супруги это было настоящим шоком. Врачи предложили поместить Серджио в специальное учреждение, но родители и слышать об этом не хотели. Вся тяжесть борьбы за сына легла на плечи его матери. Сталлоне почти не появлялся дома, работая на износ и зарабатывая деньги на лечение Серджио.

В настоящее время Серджио 38 лет. Он живет в своем особом мире, из которого никогда не выходит. Отец часто навещает его, но, по его собственным словам, помочь сыну он не в состоянии.

Дженни Маккарти и Эван

Модель Дженни Маккарти показала всему миру, что с аутизмом можно и нужно бороться. Она доказала это на примере своего сына Эвана, у которого в раннем детстве было диагностировано это заболевание.

С раннего детства с Эваном занимались лучшие специалисты, да и сама актриса много времени уделяла ребенку. В результате он научился заводить друзей и пошел в общеобразовательную школу. Это огромный прогресс, учитывая, что раньше мальчик был не в состоянии установить простой зрительный контакт.

Дженни считает, что причиной недуга стали прививки (хотя современная медицина не подтверждает, что вакцинация приводит к расстройствам аутичного спектра).

О своем опыте Дженни рассказала в книге «Громче слов». Кроме того, она организовала специальный фонд, который занимается проблемами аутистов.

Джон Траволта и Джетт

В 2009 году в семье Джона Траволты произошла страшная трагедия: 16-летний сын актера Джетт погиб в результате эпилептического припадка. Только после смерти юноши общественность узнала, что у него был аутизм, а также астма и эпилепсия. Потеряв сына, Джон Траволта впал в длительную депрессию:

«Его смерть стала самым страшным испытанием в моей жизни. Я вообще не знал, смогу ли я это пережить»

У 3-летней Агаты, младшей дочери певца Данко, с самого рождения диагностировано очень серьезное заболевание – детский церебральный паралич. Причиной недуга стали тяжелые роды.

Врачи и родственники уговаривали певца определить малышку в специализированное учреждение или вовсе отказаться от нее, полагая, что он и его супруга не смогут обеспечить девочке профессиональный уход. Однако Данко даже слышать не хотел о том, чтобы отдать свою дочь в чужие руки. Сейчас девочка окружена любовью и заботой близких; с ней много занимаются, и она уже начала делать первые шаги.

Кэти Прайс и Харви

Британская модель Кэти Прайс – многодетная мама, у нее пятеро детей. 15-летний Харви, старший ее сын, слеп от рождения; к тому же у него диагностированы аутизм и синдром Прадера-Вилли – очень редкое генетическое заболевание, одним из проявлений которого является неконтролируемая потребность в еде и, как следствие, ожирение. Несчастный мальчик уже хлебнул немало горя: его родной отец, футболист Дуайт Йорк отказался видеться с ним, а позднее ребенок подвергся интернет-издевательствам.

Дэн Марино и Майкл

У Майкла, сына американского футболиста Дэна Марино, в двухлетнем возрасте был диагностирован аутизм. Благодаря своевременному и успешному лечению, Майкл, которому уже 29 лет, живет практически полноценной жизнью, а его родители основали фонд помощи детям с расстройством аутичного спектра.

Константин Меладзе и Валерий

Сын музыкального продюсера Константина Меладзе страдает от аутизма. Долгое время родители мальчика скрывали это от общественности, но после их развода в 2013 году, бывшая супруга Меладзе дала откровенное интервью, в котором рассказала о том, как тяжело воспитывать ребенка-аутиста. Также она посоветовала всем родителям особенных детей как можно раньше обращаться к врачам, так как в успешном лечении аутизма огромную роль играет ранняя диагностика.

Джон Макгинли и Макс

Синдром Дауна диагностирован и у 20-летнего Макса – старшего сына актера Джона Макгинли. Хотя звезда «Клиники» давно развелся с матерью юноши, он продолжает принимать активное участие в жизни сына. В одном из интервью Макгинли обратился ко всем родителям, у детей которых обнаружен синдром Дауна.

«Вы не сделали ничего плохого. Это не наказание за ошибки вашей молодости. У ребенка 21 хромосома. Вы не единственные, кому Бог послал это чудо. И любите. Любовь творит чудеса»

Дилан, старший сын Майкла Дугласа и Кэтрин Зеты-Джонс имеет некоторые проблемы в развитии, однако родители не разглашают точный диагноз. Майкл мельком упомянул о здоровье сына в 2010 году, признавшись, что Дилан имеет «особые потребности».

Нил Янг и его дети

По странной прихоти судьбы, оба сына от двух браков канадского музыканта больны ДЦП. Это заболевание не является наследственным, поэтому появление в одной семье двоих детей с таким диагнозом является очень редким совпадением.

Зная о проблемах инвалидов не понаслышке, Янг и его жена Пегги основали школу для особенных детей.

Роберт де Ниро и Эллиот

У знаменитого актера шестеро детей. В 2012 на пресс-конференции, посвященной премьере фильма «Мой парень – псих» де Ниро признался, что его сын Эллиот, родившийся в 1997 году, болен аутизмом.

Федор Бондарчук и Варя

Варя, дочь Федора и Светланы Бондарчуков, родилась в 2001 году, недоношенной. По этой причине девочка немного отстает в развитии. Родители не считают свою дочь больной, предпочитая называть ее «особенной». Мать Вари с восторгом рассказывает о ней:

«Фантастический, веселый и очень любимый ребенок. Не любить ее просто невозможно. Она очень светлая»

Большую часть времени Варя живет вдали от родителей, за границей, где получает качественное лечение и образование.

Сергей Белоголовцев и Женя

Младшие дети актера Сергея Белоголовцева, близнецы Саша и Женя, родились недоношенными. У Жени обнаружили 4 порока сердца, поэтому ему еще в младенчестве пришлось перенести серьезную операцию, после которой у ребенка развился ДЦП. Поначалу родители скрывали этот диагноз от окружающих и даже стеснялись собственного сына. Но вскоре они поняли, что рассказав о своей проблеме и поделившись опытом, смогут помочь многим людям.

А у Жени все хорошо: он закончил школу для одаренных детей, поступил в институт и даже стал телеведущим. Сейчас он ведет передачу «Разные новости» на телеканале Раз Т.В.

Эвелина Блёданс, Ольга Ушакова и еще 8 звезд, которые воспитывают особенных детей

Даже дети самых богатых людей не застрахованы от генетических заболеваний и серьезных проблем со здоровьем. Расскажем о 10 российских знаменитостях, которые воспитывают особенных детей и делятся своими историями и опытом с аудиторией.

Евгений Кулаков и его сын Илья

В раннем детстве Илья был очень умным и способным ребенком. Некоторые называли его вундеркиндом. Так что родители долгое время не знали, что мальчик нездоров.

Чуть позже был поставлен диагноз «ДЦП». У Ильи серьезные проблемы с походкой, ему тяжело ходить. Но ребенок удивляет родителей своими возможностями – выучил целую энциклопедию наизусть, например. Илья поздно стал говорить, проблемы с речью сохранились до сих пор.

Ольга Ушакова и ее дочь Дарья

Дарья получила диагноз «высокофункциональный аутизм» очень рано. Ольга забеременела вторым ребенком всего через 3 месяца после рождения Даши. Она признается, что если бы в тот момент знала о серьезном заболевании Даши, то не решилась бы на рождение второго.

В годик Даша перестала разговаривать. Врачи давали неутешительные прогнозы. У девочки нормальный интеллект, но проблемы с общением и серьезная задержка речевого развития.

Данко и его дочь Агата

У красавца Данко есть маленькая дочка Агата. К сожалению, девочка очень больна. Роды прошли тяжело, в результате пострадал мозг девочки. Ее диагноз – ДЦП и мультикистоз головного мозга.

После рождения врачи и даже некоторые родственники пары предлагали отдать дочь в спец.учреждение или еще в роддоме написать отказ. Данко и его супруга категорически отказались от таких предложений.

Они окружили ее заботой, занимаются с ней, водят на занятия и процедуры. Она уже делает первые шаги! Родительская любовь помогает Агате, это без сомнений.

Анна Нетребко и ее сын Тьяго

Оперная певица родила очаровательного мальчика Тьяго. Диагноз удалось поставить не сразу. Анна забеспокоилась только к 3 годам малыша – он не учил слова, не хотел играть с другими детьми. И вообще, вел себя совсем не так, как его ровесники.

Врачи поставили аутизм, но в легкой форме. Это значит, что Тьяго смогут интегрировать в общество, он способен учиться и общаться. Анна отдала его в специализированную школу в США.

Сегодня Тьяго делает успехи, мама надеется, что скоро диагноз можно будет победить. Уже существует много современных методик, помогающих таким деткам.

Светлана Зейналова и ее дочь Александра

Светлана идет по жизни с высоко поднятой головой. Как только она узнала о болезни ребенка (девочке поставили аутизм) – сразу начала искать способы лечить и развивать девочку. К сожалению, не все ее друзья и родственники с пониманием отнеслись к проблемам. Ее часто просили не брать дочку с собой, когда она идет в гости. Мама девочки не унывает, ведь в ее жизни есть цель – помочь Саше, облегчить ее жизни и подарить счастливое детство.

Читайте также:  Пас де ла Уэрта - подборка фото

Эвелина Блёданс и ее сын Семён

Эвелина Бледанс узнала страшный диагноз еще на 14 неделе беременности. Ей много раз предлагали прервать беременности и попробовать снова, но звезда не захотела отказываться от долгожданного малыша.

Маленький Семен радует ее успехами, мама и сын часто смеются, говорят обо всем на свете и, главное, чувствуют себя прекрасно. Семен очень общительный, жизнерадостный и умный мальчик.

Уже в 3,5 года он начал читать детские книги, а такое не всегда под силу даже здоровым детям. Семен учится, у него много интересов, хобби, а еще – много друзей. Это действительно солнечный мальчик, который обожает маму.

Константин Меладзе и его сын Валериан

Долгое время общественность не знала, что сыну Константина Меладзе диагностировали аутизм. Родители скрывали мальчика от общественности и журналистов, его видели только мельком. Во время развода супруга Константина решила дать интервью.

Она посоветовала родителям присматриваться к поведению малышей. Уже к 2-3 годам можно заметить существенную разницу в поведении аутистов. Обращайтесь к врачу, узнавайте о новых техниках обучения и развития таких детишек.

Некоторые тяжелые типы аутизма не позволят малышу учиться в школе. Но, вполне можно научить его простым действиям, а занятия и правильные игры помогут мозгу быть в тонусе.

Сергей Белоголовцев и его сын Евгений

У Сергея несколько детей, самые младшие (близнецы) родились недоношенными. Евгений пострадал сильнее – ему пришлось почти после рождения делать сложную операцию. В результате диагностировали ДЦП.

Родители не отчаивались, учили, лечили, поддерживали Евгения, и никогда не сомневались в нем. Итог – маленький Евгений поступил в школу для одаренных детей и хорошо закончил ее. Сегодня Евгений работает на телевидение – ведет передачу «Разные новости».

Сергей признается, что сначала новость о таком тяжелом заболевании напугала родителей. Они даже стеснялись собственного сына, не хотели, чтобы люди знали о несчастье. Потом они пересмотрели свои взгляды. С тех пор Сергей и его супруга часто выступали на разных мероприятиях, посвященных ДЦП, давали интервью и рассказывали о собственном опыте.

Ия Саввина и ее сын Сергей

Сын известной советской актрисы рос в любви. Она наплевала на всех, кто советовал отказаться от больного мальчика, которому поставили синдром Дауна. Сергей получил хорошее образование – он играет на фортепьяно, знает английский, читает. Это светлый и очень общительный человек, который гордится своей знаменитой мамой.

Алексей Баталов и его дочь Мария

Мария, у которой диагностировали ДЦП, так и не смогла встать с инвалидного кресла, но это не помешало ей окончить самую обыкновенную общеобразовательную школу. Девочка отлично училась, оказалась еще более способной, чем большинство одноклассников, окончила институт. Всю жизнь Баталов искал в России и заграницей «волшебную таблетку», которая поможет Маше, но ее, к сожалению, не было.

Хочется пожелать детям и их родителям здоровья, любви и терпения. Это действительно тяжело, даже для тех, кого мы привыкли считать богатыми и знаменитыми.

11 звезд, которые воспитывают особенных детей

Фото на обложках журналов, съемки, миллионные гонорары, роскошная жизнь — иногда за всем этим стоят трагедии, депрессии, болезни. И даже у знаменитостей рождение детей может быть омрачено страшным диагнозом. Звездный статус в таких случаях не становится панацеей.

Анна Нетребко

Родившийся в интернациональной семье Анны Нетребко сын Тьяго продолжительное время не разговаривал и неохотно контактировал с окружающими. Анна решила перестраховаться и обследовала Тьяго у врачей. Диагноз, поставленный докторами, шокировал маму — легкая форма аутизма.

Тогда Анна занялась развитием и лечением своего ребенка. Из-за этого семье пришлось переехать в США, где Тьяго стал ходить в специализированную школу для детей с аутическим расстройством. В развитии мальчика наметилась положительная динамика, и врачи теперь дают надежду на полную социализацию Тьяго в обществе.

Константин Меладзе

В первом браке Константина Меладзе с Яной Сумм родилось две дочери и сын Валерий. Никто и представить не мог, что активному и любознательному ребенку в три года поставят диагноз «аутизм». Для Константина и Яны это было тяжелое известие. Яна бросила все силы на борьбу за то, чтобы Валера имел возможность жить обычной жизнью. Она открыла в Киеве терапевтический центр, где детей с подобным диагнозом учат социализироваться в обществе.

Колин Фаррелл

У Джеймса, сына Колина Фаррелла, синдром Ангельмана. Иногда его называют синдромом счастливой куклы. Симптомы болезни — судороги, вспышки веселья без причины, отставание в развитии. Пошел Джеймс в 4 года, начал разговаривать в 7, а в 13 стал самостоятельно есть. А еще Джеймс обожает воду. Фаррел говорит, что, когда сын расстраивается, то достаточно только набрать таз воды.

Кэтрин Зета-Джонс

Майкл Дуглас и Кэтрин Зета-Джонс тщательно скрывают сведения о здоровье своего старшего сына Дилана. Только однажды, в 2010 году, Майкл мельком упомянул, что Дилан имеет «особые потребности» и ему нужно посещать специальную школу с особенностями развития.

Кто-то предположил, что у Дилана дислексия — нарушение способности к овладеванию навыками чтения и письма. Собственно, у Кэтрин Зеты-Джонс тоже есть психологические проблемы — у нее биполярное расстройство. На этой почве супруги чуть было не развелись. Майкл устал от постоянных депрессий жены.

Сергей Белоголовцев

У Сергея Белоголовцева трое сыновей. Гордый отец всегда хвастался достижениями старших, которые пошли по отцовским стопам, но скрывал информацию о младшем сыне Жене. Оказывается, у него были проблемы с самого рождения. Вначале обнаружили порок сердца. А после проведенной операции развился детский церебральный паралич. Несмотря на такие страшные диагнозы, Женя отучился в школе для одаренных детей и стал телеведущим. А еще научился кататься на горных лыжах.

Эвелина Бледанс

Сын Эвелины родился с синдромом дауна. Но Бледанс стойко приняла этот факт и все силы бросила на развитие больного ребенка. А заодно призвала всех мамочек детей-даунят выходить из тени и объединяться для поддержки друг друга. Все это нужно для того, чтобы особенные дети жили нормальной жизнью.

Сильвестр Сталлоне

Младшему сыну Сталлоне Серджио в 3 года был поставлен диагноз — тяжелая форма аутизма. Ребенок был замкнут и не умел общаться. Врачи предложили поместить мальчика в специальное медучреждение, но родители отказались. Они, как могли, помогали Серджио в адаптации в социуме. Сегодня сыну Сильвестра 38 лет. Он живет в своем мире и никогда оттуда не выходит. Сильвестр делает все для своего ребенка, но помочь ему уже не в состоянии.

Ирина Хакамада

Дочь Ирины Хакамады Маша родилась со страшным диагнозом — синдром дауна. Ирина приняла это и стала воспитывать и любить своего ребенка таким, какой он есть. Но в 7 лет у Маши развился лейкоз. Вовремя пройденный курс химиотерапии остановил болезнь. А Ирина, вдохновленная своей дочерью, основала фонд «Наш выбор», который помогает людям-инвалидам. Маша ведет активный образ жизни и готовится к свадьбе, тоже с носителем синдрома Дауна Владиславом Ситдиковым.

Роберт де Ниро

Роберт де Ниро имеет шестерых детей. Один из них страдает аутизмом. Де Ниро продолжительное время не решался рассказать о своей проблеме. Но на пресс-конференции премьеры фильма «Мой парень — псих» не стал больше хранить свой секрет и признался публике. Кроме того, участвовал в съемках документального фильма «Vaxed: from cover up to catastrophe», который рассказывает о связи вакцинирования и аутизма.

Данко

Тяжелые роды стали причиной детского церебрального паралича у младшей дочери певца Данко Агаты. Врачи и даже родственники предлагали взвесить все, принять решение и оставить малышку в специализированном медицинском учреждении, где ей могли бы предоставить профессиональный уход. Но Данко со своей супругой не стали рассматривать такой вариант и не решились отдать дочь в чужие руки.

Федор Бондарчук

Дочери Федора Бондарчука и его первой жены Светланы поставили диагноз аутизм. Пара скрывала это от общества. И только недавно решила открыть правду. Варвара живет, лечится и развивается за границей у опытных профессионалов.

Звезды, которые воспитывают особенных детей

Часто люди боятся открыться новому, неизвестному. Особенно в нашей стране, где такая тема, как «дети с особенностями развития», вообще долгое время была под запретом. Много лет нам внушали страх диагнозы «синдром Дауна» или «ДЦП», но факт остается фактом: эти детки − не растения, они тоже хотят любви, заботы и ласки. Неопытные родители часто оставляют их в роддоме, думая, что ничем не смогут им помочь. Сегодня о таких проблемах наконец стали говорить открыто, и большой вклад в это сделали наши звезды. Они не побоялись рассказать стране свою историю и стать примером для многих других, кто столкнулся с такой же проблемой, за это им низкий поклон.

Наверное, первыми звездными родителями, которые открыто рассказали о своем «необычном» ребенке и начали активно доказывать общественности, что он имеет право на нормальную жизнь, стали Эвелина Блёданс (46) и ее муж Александр Сёмин (37). Когда у них родился сын Семён (3) с синдромом Дауна, они даже не думали оставить его или скрывать от посторонних глаз. Наоборот, Эвелина полностью изменила образ жизни, чтобы воспитывать ребенка. У маленького Семёна даже есть своя популярная страничка с соцсетях. Мальчик растет веселым и счастливым.

В свое время история о том, что у звезды Лолиты Милявской (52) родилась девочка с аутизмом, облетела всю страну. Одни женщины сочувственно вздыхали, другие перешептывались. Но Лолита сделала все, чтобы обеспечить будущее своей дочери Евы (16) и уж точно никогда не стеснялась ее. Когда певица родила, врачи сначала поставили неверный диагноз – «синдром Дауна», а потом уговаривали ее отдать ребенка в детский дом. Но в итоге Ева выросла в своей семье и живет полноценной жизнью на два города – Москва и Киев.

Ирина Хакамада (60) и Владимир Сиротинский (59) вырастили двоих замечательных детей: сына Даниела (37) и дочь Марию (18), которой при рождении поставили диагноз «синдром Дауна». Для Ирины и Владимира это был долгожданный ребенок, и они сделали все, чтобы ее жизнь была счастливой. Долгое время Ирина предпочитала скрывать свою личную жизнь от общественности, но сегодня она активно публикует в Instagram снимки, где ее дочь танцует и веселится, показывая своим примером, что такие дети – это чудо, а не проклятие.

Старшему сыну знаменитого актера Коллина Фаррелла (39) Джеймсу (12) поставили диагноз «синдром Ангельмана». Для этой болезни характерна задержка психического развития, нарушение сна, припадки, непроизвольные движения, частый смех или улыбки. Актер решился рассказать об этом только в 2007 году.

Джон Траволта (61) и его жена Келли Престон (53) в 2009 году потеряли своего старшего сына Джетта (1992-2009). Мальчик с детства был болен синдромом Кавасаки, а также ему диагностировали аутизм. Таким людям часто не удается дожить до старости, поэтому нужно ценить каждую минуту, проведенную с ними.

Всемирно известная оперная дива Анна Нетребко (44) и уругвайский певец Эрвин Шротт (43) в 2008 году стали родителями сына и назвали его Тьяго (7). В три года мальчику поставили диагноз «аутизм». Анна приняла решение переехать в США, где самые лучшие врачи и специалисты занимаются ее сыном. Сегодня малыш делает огромные успехи! Анна впоследствии решила связать свою судьбу с музыкантом Юсифом Эйвазовым (38). По словам певицы, мальчик и ее возлюбленный нашли общий язык, хотя Тьяго скучает по отцу и каждый день общается с ним по Skype.

В 2006 году после выступления в Лас-Вегасе Тони Брэкстон (48) со слезами на глазах призналась, что за час до концерта ее младшему сыну Дизелю (12) диагностировали аутизм. Сегодня Тони активный участник благотворительной организации, помогающей детям с аутизмом.

Комедийный актер Сергей Белоголовцев (51) не унывает и в жизни. Его второй сын Евгений (26) родился с диагнозом «ДЦП». Но у родителей не опустились руки, и они в прямом смысле слова поставили сына на ноги. Он окончил школу для одаренных детей и Институт театрального искусства. Сергей так говорит о своем сыне: «Люди, отмеченные печатью этого недуга, гораздо добрее, талантливее и глубже, чем некоторые из нас».

Вряд ли кто-то мог представить себе, что знаменитый Рэмбо, американский актер Сильвестр Сталлоне (69), прошел через такие испытания: его старший сын Сейдж (1976-2012) умер в возрасте 36 лет, у актера остался только младший сын Серджио (36), страдающий аутизмом. Когда мальчик родился, родители решили оставить ребенка и воспитывать его, несмотря ни на что, но прессе Сталлоне его показывать отказался.

Джон К. Макгинли

Популярный актер сериала «Клиника» Джон К. Макгинли (56) воспитывает троих детей, его сын Макс (18) от первого брака родился с синдромом Дауна. Актер открыто рассказывает о своем ребенке, который живет полной жизнью, как обыкновенный подросток.

Популярный советский актер Алексей Баталов (87) был кумиром всех женщин того времени, но мало кто подозревал, что у него и его любимой жены Гитаны Леонтенко (80) растет дочь с синдромом ДЦП. Общество в то время не принимало таких людей, но любовь родителей помогла девочке окончить школу и стать сценаристом.

У певца Александра Фадеева (46), более известного как Данко, в 2014 году родилась дочь Агата с синдромом ДЦП. По словам артиста, многие советовали ему отказаться от ребенка, даже родная мать. Его гражданская жена Наталья Устюменко попала в больницу на позднем сроке беременности с обильным кровотечением. Врачам удалось спасти девушку, но им также пришлось сообщить семье неутешительный диагноз. Сегодня родители с любовью и заботой воспитывают свою дочь, а Данко даже решил открыть центр реабилитации для детей с особенностями развития.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: