Стиль в одежде известных феминисток

Как одеваются самые известные феминистки

Многие ошибочно считают, что представительницы феминизма выглядят плохо, одеваются в мешковидную безвкусную одежду и с первого взгляда похожи на мужчин. Такие стереотипы привязываются к феминисткам неспроста, так как многие из них действительно довольно небрежно относятся к своей внешности. Однако Голливудские красавицы, которые тоже придерживаются феминистических взглядов, выглядят просто сногсшибательно.

Мадонна

Мадонну можно назвать одной из самых ярких феминисток Голливуда. Первый альбом певицы под названием «Like A Virgin» был настоящим вызовом к обществу, в текстах певица выражала свое мнение. С самого начала своей карьеры Мадонна выступает в роли агрессивно-сексуальной женщины и предпочитает в одежде открытые кроп-топы, мини-юбки, колготки в сетку, кожаные костюмы и многие другие довольно откровенные наряды.

С тех пор прошло несколько десятилетий, но от собственного стиля Мадонна не отказывается и продолжает появляться на публике в коротких платьях и шортах, боди, чем призывает всех женщин не бояться общественного мнения и быть собой. Певица заявляет, что даже откровенная одежда — это не пошлость, а возможность выразить свою чувственность.

Бейонсе

Звезда r’n’b Бейонсе уверена, что все люди на планете равны, и мужчины, и женщины. В гардеробе певицы соседствуют сексуальные платья, юбки, открытые блузы, джинсы, подчеркивающие изгибы фигуры и вещи мужа, которые женщина тоже смело одевает для выхода в свет.

Певица предпочитает приталенные платья с большим обилием блесток и строгие наряды, но для похода в магазин может надеть обычный спортивный костюм и не видит в этом ничего противозаконного. Певица умудряется даже в мешковатых вещах мужа выглядеть женственно и считает, что феминистами могут быть не только женщины, но и мужчины, которые видят в женщинах полноправных членов общества.

Дженнифер Лоуренс

Одной из самых молодых и активных феминисток Голливуда можно назвать актрису Дженнифер Лоуренс. Вот уже несколько лет знаменитость борется против сексизма. Последний скандал с участием Лоуренс был связан с неравномерностью оплаты труда мужчин и женщин в киноиндустрии.

Как и в фотосессиях, в жизни Дженнифер предпочитает простую мешковатую одежду — джинсы-бойфренды, свободные майки, рубашки, дополняет образ кроссовки или грубые ботинки. Но на красной ковровой дорожке девушка чаще всего появляется в изысканных приталенных платьях с нежными элементами декора, чем дает понять, что вовсе не обязательно отказываться от главных женских качеств, чтобы быть феминисткой.

Кристен Стюарт

Звезда «Сумеречной саги» никогда не понимала, почему многие женщины боятся признать себя феминистками. Девушка соглашается с тем, что в стороны представительниц этого движения часто летят оскорбительные фразы, но пока все не начнут говорить об этом открыто, ничего не измениться.

Гардероб Стюарт полон мужскими вещами — джинсы, блузки, майки словно сняты с проходящего мимо двухметрового мужчины. А не так давно актриса перекрасилась в блондинку и подстригла волосы практически под ноль, чем еще больше сделала себя похожей на миниатюрного юношу.

Хиллари Клинтон

Принципы феминизма стали основополагающими в формировании предвыборной компании Хиллари Клинтон. Женщина планировала занять пост президента в 2016 году и держала ориентир на женщин, лозунг политика — «Права женщин — это права человека».

Одевается Клинтон строго, как и полагает политику, но при этом умеет выглядеть женственно и изящно. Умение женщины сочетать брючные костюмы с изящными украшениями достойно уважения. Не зря многие знаменитости копировали стиль Хиллари, а также ее поддерживают модные дома Америки. Деловая изысканность — именно так можно описать стиль женщины.

Анджелина Джоли

Став послом доброй воли ООН в 2001 году Джоли принялась защищать не только детей, но и женщин из бедных стран. Актриса выступает за равноправие мужчин и женщин и борется против сексуального насилия.

В изысканных нарядах Джоли появляется не только на красной дорожке, но и в жизни ее редко можно увидеть в спортивном костюме или джинсах. Чаще всего основой образа становятся классические юбки, штаны и нежные блузы. Нередко знаменитость отдает предпочтение практичности в совокупности с женственностью: лодочкам на низком ходу, бельевым топам, платьям. Своим видом Анджелина доказывает, что феминистка — эта вовсе не та женщина, которая плюет на свой внешний вид.

Тейлор Свифт

Тейлор признавалась прессе, что не сразу поняла суть феминизма. В подростковом возрасте она гордо именовала себя феминисткой и была уверена, что это движение основывается на ненависти к мужчинам. Сейчас актриса все так же придерживается феминизма, но в плане равноправия мужчин и женщин.

Одевается девушка очень нежно и женственно и для выходов в свет, и в повседневной жизни. Звезда предпочитает легкие струящиеся платья, туфли на каблуке, нежные топы и блузы. Редко когда можно увидеть Тейлор в штанах.

Хлоя Морец

Хлоя поделилась с прессой, что была феминисткой, сколько себя помнит, так как мать воспитывала ее одна и выступала в роли сильной и независимой женщины.

Гардероб Хлои очень разнообразен, в нем есть и нежные платья, и вещи из кожи, и джинсы, но без сомнения, все ее вещи подчеркивают женственность девушки.

Кейт Бланшетт

Кейт росла в семье сильных женщин, воспитывала ее бабушка, мама и сестра. Все они были успешными и независимыми. Именно этот фактор повлиял на формирование взглядов феминизма в сознании Бланшетт. Актриса активно борется за равноправие женщин и мужчин, хотя однажды в фильме сыграла антифеминистку 70-ых годов. Как призналась женщина, ей не очень интересно играть персонажей, похожих на себя.

В одежде актриса отдает предпочтение классическим вещам и вещам в мужском стиле, но умело сочетает их с изысканными деталями, что делает ее оригинальной и утонченной. Женщина всегда чувствует грань, в ее образах преобладает легкость и гармония.

Они настоящие: феминистки в истории моды

Платья, туфли и прочие женские безделушки всегда становились маркером социальных настроений — небольшие колебания длины в начале прошлого века вызывали реакцию не меньше, чем лозунги «We should all be feminists» на современных футболках Dior. Но признайтесь, среднестатистическая феминистка в глазах даже самого продвинутого обывателя застряла в Америке 1970-х, спроси любого — и он опишет ее как типичную участницу движения за свободу репродуктивного выбора. Джинсы, непременные очки и дурацкая прическа — совсем не похоже на почти прозрачных нимф в воздушных юбках, общее у них — разве что футболка с высказыванием, на которое в 2017-м году хочется ответить: «Так точно, капитан Очевидность».

Оставим в стороне то, что вообще-то у «правоверного» феминизма мало общего с юбками из тюля. Лучше поговорим о том, что сама демонстрация этого лозунга на малолетних моделях, мечтающих, что бы они там не говорили, о бургере и шоколадке после изматывающих кастингов и череды шоу, явление не очень этичное. Что это, как не объективизация красоты и полное пренебрежение интересами и желаниями женщины? Разумеется, этическая сторона моделинга сродни выбору в пользу или против абортов — каждая женщина вольна распоряжаться собственным телом.

Зарождение буржуазных отношений в свое время способствовало вовлечению женщин в работу по найму и превращению их в собственниц своих рабочих рук — а в случае моделей еще и длинных ног, и талии в 57 см, которые надо поддерживать в рабочем состоянии. Но в случае с показом Dior футболку, ставшую ньюсмейкером, демонстрирует Аманда Гуг, модель с дипломом художника, полученным в престижнейшем Брауновском университете, входящем в Лигу плюща. Выбор в пользу куриной грудки и очередей на кастинги выглядит не самым профеминистским выбором юной художницы. Впрочем, и сама дизайнер Мария-Грация Кьюри набила руку на эльфийских нарядах — и теперь футболка, простая белая футболка с надписью действительно выглядела прорывом, хотя сама по себе она так себе заявка на равноправие. Но история моды знает множество удачных примеров феминизма — более действенных, чем слова, напечатанные на ткани.

Всю свою историю мода условно делилась на одежду (утилитарные вещи, которые сейчас называют «нормкором») и костюм, то есть все, что относится сегодня к собственно моде, будь это кутюр или одежда прет-а-порте. Мода, а с ней и одежда, превышающая свою изначальную функцию сложным кроем, декором, дорогими материалами, была и остается привилегией высшего общества, она сообщала миру о происхождении, занятии и достатке. Но в начале ХХ века текстильная промышленность дала начало феномену масс-маркета, хотя никто и не подозревал, что дело британских ткачей придется продолжить детям из Бангладеш. Бессчетное количество одноразовых модных маек — результат вырождения неплохой идеи, несущей иллюзию всеобщего равенства. С ростом промышленного изготовления хлопка британские конторщики еще 100 лет сублимировали свой скромный гардероб из пары рубашек съемными манжетами и воротничками из дешевой ткани — теперь все могли одеваться, как лорды.

Магазины готового платья в начале прошлого века — тот же масс-маркет сегодня — недорогие стандартные вещи для простых смертных. По сути, им же был и магазин, открытый в 1913 году главной феминисткой от моды — Габриэль Шанель. Ее жизнь, похожая на гротеск, от детства в приюте до смерти в парижском «Ритце», отличный пример self-made woman. В день, когда дом Chanel возглавит и вновь возродит женщина, ей не придется выпускать на подиум футболки с лозунгами — это как хорошая шутка, которую не нужно объяснять. Возродит — потому что чехлы для айфона в форме пакета молока, которые производит Карл Лагерфельд последнее десятилетие — это не прорыв, а вот сумочка на цепочке, с которыми женщины не расстаются уже почти век — вполне историческое изобретение. Эмансипация, большая социальная и деловая активность — все это позволило Коко Шанель провернуть аферу с легализацией джерси (тогда трикотаж был тканью бедных) и множество других трансформаций формата «из грязи в князи», например, популяризацию загара и замену драгоценностей на металлические цепочки и искусственный жемчуг.

Триумфальное возвращение Шанель на арену в 1953-м и изобретение второй по значимости женской униформы ХХ века — твидового костюма — удалось уже и вовсе 70-летней старушке. Почему она просто не выпустила футболки? На самом деле и Габриэль Шанель, и Мария-Грация Кьюри, возможно, просто дали страждущим желаемое. Столетие назад первая выбрала своим трамплином мужчину и создала гардероб активной самостоятельной женщины, каким мы знаем его сегодня. А вторая — создала подходящие для повседневной жизни платья, разбавив их тем же недорогим джерси — в формате футболок за 45 тыс. руб. Гардероб праздной феи с готовой темой для светского разговора и лишними баллами в глазах мужчины-трамплина.

Примерно в одно и то же время с Шанель пурист от моды Мадлен Вионне также внесла грандиозный вклад в технологию создания одежды. Она не умела рисовать, но обладала блестящими математическими способностями и особым пространственным мышлением. Она «лепила» свои платья на небольшом манекене в половину человеческого роста, перекалывая ткань сотни раз, добиваясь идеального облегания фигуры с помощью единственного шва. Ее фирменный крой по косой (под углом в 45 градусов относительно основы ткани), который она использовала со второй половины 1920-х для изделия в целом, а не для отдельных небольших деталей, как это было до нее, позволял платьям облегать тело, но не сковывать движения женщины. Оставаясь важным игроком на поле вечерней моды, она была предана естественным линиям женского тела. «Когда женщина улыбается, платье должно улыбаться вместе с ней», — знаменитая фраза дизайнера хоть и звучит мантрой с тренингов по прокачке женственности, но хотя бы говорит о ее беспокойстве за душевный комфорт клиентки.

В 1940-е феминистками пришлось стать всем участницам модной экосистемы — и потребительницам, и дизайнерам. Дефицит и военное время диктовали свои условия — одежда укоротилась и стала более функциональной сама собой, а женщины встали к станкам и операционным столам — хотели они того или нет. В 1950-е все, кажется, спокойно выдохнули и на дам накатила овуляция — в моду вернулись удушающие корсеты и прочие атрибуты Настоящей Женщины.
Зато уже в 1966 году американке Мэри Куант вручили в Букингемском дворце орден Британской империи за заслуги в экспорте. Откровенно говоря, Мэри Куант, в отличие от Кристиана Диора или Ива Сен-Лорана, не была великим модельером в широком понимании этого слова, но чувство времени стало ее суперсилой.

Молодое поколение Европы становилось все активнее и состоятельнее в 1960-х, и маленький магазинчик Мэри Куант всегда был готов обменять первые зарплаты вчерашних подростков на классные модные вещи. Одной из них стала мини-юбка. Забавно, что дерзкое изобретение появилось на свет вследствие вполне благообразного происшествия: подруга Мэри мыла пол, ей мешала длинная юбка и в сердцах она отхватила подол ножницами. Первые же промышленные модели были раскуплены в магазине за сутки, и в 1962 году Куант представила свою первую коллекцию с мини-юбками, на изготовление которых, как говорили недоброжелатели, требовалось меньше материала, чем на носовые платки викторианской эпохи. Казалось бы, чего проще, человечество успело запустить человека в космос, а тут раз — короткая юбка. Она даже ничего не прибавила, она убрала лишнее — и, похоже, это главное, что делает революции в моде.

Читайте также:  Самые красивые звезды, рожденные под знаком Водолея

Следующая революционерка на очереди — Диана фон Фюрстенберг. Женщине, которой благодаря удачному замужеству в принципе не обязательно было работать, не сиделось, сложа руки на бокале шампанского, — и она позаботилась о тех, кто работал, их не покладая. В начале «брючных» 1970-х она придумала платье с запахом — по сути, реинкарнацию халата. В интервью Vogue Диана объясняла свой успех так: «Я никогда не шила «модные» вещи. Я сделала платье, которое было удобно носить… Простота и сексуальность по вменяемой цене — вот чего ждут люди». Платье с запахом полностью отвечало заявленным критериям и продавалась тиражами до 20 тысяч в неделю. В 1973-м году было продано 5 млн экземпляров. Простота, но вместе с тем изящество, подчеркивающее каждый изгиб фигуры, яркий принт — вот что сделало ее изобретение настоящей легендой, сегодня одежда Diane von Furstenberg выпускается в размерах вплоть до 52-го — это ли не призыв к свободе.

В 1981 году Париж взорвал показ Рей Кавакубо. Свою марку с франкофонным названием «Как мальчики» она основала еще в 1969-м и, по собственному признанию, «не вкладывала в это имя ничего особенного». Не умея шить, она буквально на пальцах объясняла портным, что хочет видеть — а хотела она видеть прекрасно ужасные вещи, которые ошеломляют и восхищают, оскорбляют и завораживают. Творчество Рей Кавакубо похоже на нескончаемый самурайский поход, у которого одна цель — найти красоту там, где ее раньше никто не осмеливался искать.

Первый показ Comme des Garçons журналисты не могли описать расхожими терминами, так появились характеристики «постъядерная мода», «Хиросима-шик». Для одних ассиметричные чернильно-черные вещи из мятой ткани казались и кажутся апофеозом абсурда, для других — ударом по штампам Старого Света. Неистовая Рей превратила одежду в интеллектуальное приключение, которое дышит городскими джунглями и жестоким японским изяществом. Пока другие дизайнеры по старинке драпируют моделей, Кавакубо работает с силуэтами, словно поэт с замашками вивисектора — скручивает, кромсает, оставляя необработанными швы, отрывая рукава и переворачивая карманы. Ее одежду называют «антимодой», и даже ароматы, которые она выпускает под своей маркой, пахнут горелой резиной, лаком для ногтей или тонером для факса — и становятся безусловными ольфакторными арт-объектами. За подобные демарши Рей и называют феминисткой, от чего художница, к слову, открещивается: «Подобные движения меня никогда не интересовали. Творчество — вот меч, которым я сражаюсь в битвах, в которых захочу». Может это и есть настоящий, тихий и действенный феминизм?

МнениеКак феминизм
повлиял на моду

Почему Энн Демельмейстер, Рей Кавакубо и Жиль Зандер не было бы без Симоны де Бовуар и Ханны Арендт

  • Лиза Кологреева , 31 октября 2013
  • 33216
  • 1

Феминизм в моде — это не «женщины сняли корсеты», а главной феминисткой была вовсе не Коко Шанель, как принято думать. Журналист Елена Стафьева рассказывает о том, что подготовило революцию в моде конца 80-х и что изменилось с тех пор. А также о том, почему современные дизайнеры хотят сделать женщин сексуальными, а те ходят в магазины с мужьями.

Вряд ли с чем-нибудь еще связано столько мифов, как с феминизмом, — по крайней мере, из всем известных социокультурных явлений. В нашем массовом сознании феминизм — это совершенно смехотворный набор из чего-нибудь вроде не брить волосы на ногах, платить за себя в ресторане и с негодованием отталкивать мужскую руку, подающую пальто или открывающую перед тобой дверь. В маскулинном сознании к этому еще обычно добавляется что-нибудь типа «некрасивые телки бесятся», потому что красивым все это, конечно, ни к чему, на них и так все обращают внимание. Между тем феминизм дал мужчинам не меньше свободы, чем женщинам, и это убедительно демонстрирует сериал Mad Men, где на заре феминизма все мужчины поголовно несчастливы оттого, что вынуждены быть мачо и соответствовать стереотипам традиционной, а следовательно, сексистской культуры. Именно феминизм освободил их от этого, позволил быть прежде всего людьми со слабостями, проблемами и фрустрациями, а не крутыми парнями, начинающими день исключительно с виски. В сущности, именно феминизму мы обязаны главным достижением современной западной цивилизации — абсолютно легитимной возможностью быть сколь угодно нелепыми идиотами и радоваться при этом жизни.

Превращение женщины из пассивного объекта, сексуального и социального, в активный действующий субъект — и есть сущность феминизма

Представления о том, как повлиял феминизм на моду, тоже ушли не далеко. Обычно тут первым делом всплывают корсеты, от которых женщин якобы освободила Коко Шанель. Но, во-первых, это сделала не Шанель, а еще Поль Пуаре, а во-вторых, уж кто-кто, а Пуаре был максимально далек от всякого феминизма, полагая женщину исключительно изящной безделушкой, которую нужно декорировать. Фигура Шанель тут, впрочем, имеет смысл, потому что именно она была первой, кто начал радикально упрощать женский костюм и добавлять в него мужские вещи. Все это имело не только практический смысл — в простых (и тем более в мужских) вещах стало банально легче передвигаться, — но и символический: женщина из объекта декорирования стала превращаться в субъект со своими запросами. А именно это — превращение женщины из пассивного объекта, сексуального и социального, в активный действующий субъект — и есть сущность феминизма.

Но надеть мужские вещи — это еще далеко не феминизм. Настоящая феминистская революция в моде произошла сильно позже Шанель и даже позже Сен-Лорана, который тоже любил всю эту легкую перверсивность игр в мужское/женское. Происходит она ровно в то время, что и победа феминизма в обществе, — в самом конце 80-х-начале 90-х. И связана с появлением принципиально новых дизайнеров — деконструктивистов Йоджи Ямамото и Рей Кавакубо, «антверпенской шестерки», минималистов Жиль Зандер и Хельмута Ланга. Начинавшие в разное время, но именно к началу 90-х вышедшие на пик своей популярности, они радикально изменили представление не только о том, что такое модная одежда, но и о том, что такое в принципе красота. Разъять вещь на составные части и сложить их самым причудливым образом, чтобы убрать всякую инерцию восприятия, как делали японские деконструктивисты; сместить все пропорции, довести отдельные детали до гротеска, смешать уличное и кутюрное, как делали бельгийцы, или, напротив, нарочито упростить все до базового каркаса, убрать любые художества и украшательства, любой декор, как делали немецкие минималисты. Все это было бы невозможно без Симоны де Бовуар, Ханны Арендт и прочего феминистского контекста, в котором была сформулирована сексуальная свобода не только как отказ от пассивности, но и как иные способы выражения сексуальности.

В основе всего этого — радикально новые представления о женском теле и его красоте. Красиво — это не классическое «высокая грудь — тонкая талия — круглые бедра». Красиво — это в современном мире куда более сложное понятие, включающее самые разные смещения. Вдруг оказалось, что далеко не все женщины хотят затягивать талию и обтягивать грудь, что многие чувствуют себя куда комфортнее — а значит, увереннее, а значит — сексуальнее — в простых (или, напротив, переусложненных) вещах, оставляющих пространство между бюстом и окружающим миром, выступающих не столько гламурным декором, сколько броней, отделяющей и защищающей. И в этом случае женщине куда проще быть не объектом, а субъектом, то есть решать самой не только где, как и с кем, но и в чем. Одежда стала способом продемонстрировать сложность собственной личности, а не величину своего бюста. Ключевым при создании любого образа стало слово sophisticated, идеально определяющее сложный и рафинированный интеллектуальный вкус. Быть современной стало куда важнее, чем быть только красивой. Более того, без современности во всех ее проявлениях уже стало невозможно быть модной.

Красота требует не столько глянцевой картинки,
но всяческих несовершенств,
потому что именно они уникальны

Тут бы можно было написать про то, что женщины перестали одеваться для мужчин и стали одеваться для себя, но не стоит соскальзывать в такого рода банальности. Никакой современный феномен не описывается такой простой формулой. Красота и притягательность для противоположного пола — штука довольно сложная и часто далекая от стереотипов массовой культуры. И понимание этого как раз и есть одно из главных завоеваний феминизма. Красота требует не только (и даже не столько) глянцевой картинки, но всяческих несовершенств, потому что именно они уникальны, а любая уникальность — остраняет и отстраняет, то есть обостряет восприятие и все пять чувств. Это как раз и вошло в моду на заре 90-х. Разумеется, никуда не делись дизайнеры, заявляющие, что цель моды — одевать женщин для мужчин и делать их сексуальными в самом традиционалистском смысле этого слова. Мы всегда будем иметь, условно говоря, нашего Роберто Кавалли и его платья — как и девушек, уверенных, что именно это и есть секси. Но то, что сделали звезды интеллектуальной моды 90-х, имело самые серьезные последствия. И нынешний всплеск моды на мужские вещи, на свободные объемы, на всяческий херитедж и стрит-фэшн, на Фиби Файло и Стеллу Маккартни — это круги, до сих пор расходящиеся от брошенных тогда камней. Ну а то, что в России, как во всяком традиционалистском обществе, в любом магазине гарантированно можно услышать «Я ничего не покупаю без своего мужа! Только если ему понравится!» — так это немудрено. Феминизм на Руси, примерно как христианство, еще не проповедан.

Как выглядели знаменитые феминистки и что могли бы носить сегодня

Мы уже рассказали о столетней истории борьбы за права женщин, поэтому хотелось бы, чтобы фраза «Что надеть на 8 марта» считывалась не только как «мини, платья, каблуки», но еще и как интеллектуальная забава вроде «Одеться в стиле Симоны де Бовуар» — такой себе женский Хэллоуин. Ну, или других выдающихся феминисток, которые, вопреки распространенному мнению, вовсе не были синими чулками, а, напротив, обладали тонким вкусом и влияли на моду.

Впрочем, одно другому не мешает. Движение феминизма — это о равных, одинаково доступных каждому правах и возможностях, а вовсе не об очередных ограничениях, поэтому почему бы в Международный женский день не рассказать о том, как выглядели и одевались женщины, благодаря которым мы сегодня имеем право выходить на лицу без сопровождения, голосовать, носить брюки, владеть имуществом, заводить любые отношения, уходить в декретный отпуск и строить карьеру без письменного разрешения отца, брата или супруга? Тем более, что многие из находок известных феминисток актуальны и сегодня, поэтому не сложно предположить, как Александра Коллонтай или Жордж Санд могли бы одеваться в 2018 году.

Когда речь заходит о феминистках, обычно вспоминают Клару Цеткин и Розу Люксембург, однако истоки феминизма можно обнаружить значительно раньше — еще в первой половине XIX века.

Кто такая: Жорж Санд — французская писательница по имени Аврора Дюдеван, которая взяла мужской псевдоним, чтобы публиковать под ним свои романы. В то время считалось, что женщина не может быть писателем.

Чем известна: написала первый в истории женский роман, главным действующим лицом и героиней которого была женщина (на самом деле романов было несколько), и в котором поднималась проблема свободного выбора сексуального партнера, а также тема женской сексуальности. Чудо-книгами стали «Лелия», «Индиана» и «Консуэло». Эпатировала французское общество тем, что, после расставания с мужем много лет открыто жила с любовником — Фредериком Шопеном, причем в отношениях исполняла «мужскую» роль покровителя.

КАРИКАТУРА НА ЖОРЖ САНД В МУЖСКОМ КОСТЮМЕ

Как одевалась: Жорж Санд любила появляться на публике в мужском костюме, который ей весьма шел (у нее были длинные стройные ноги, которые она с удовольствием демонстрировала в бриджах), и курить трубку во время литературных и музыкальных собраний у себя в салоне, за что заслужила прозвище «эмансипе» — эмансипированной женщины, демонстративно подчеркивающей равные с мужчинами права, и ведущей себя свободно во всех сферах жизни — как мужчина, одним словом. В общем, мужской шик и королевская клетка — наше все.

Читайте также:  Звезды, которые не умеют выглядеть стильно

Цитата: «Любовь, как стакан воды, даётся тому, кто его просит» — именно это утверждение Жорж Санд стало причиной предубеждения. Ее посчитали развратницей, хотя на самом деле в ее жизни было всего несколько партнеров. Этим высказыванием она утверждала не хаотичные сексуальные связи, а свободу женщин в любви.

«Одна я умная, в белом пальто стою, красивая», — так говорила одна известная российская политическая деятельница, хотя и не феминистка (на словах, но по делам — еще какая!) Валерия Ильинишна Новодворская. Что-то подобное хочется сказать и об Александре Коллонтай, и непременно, непременно облачить ее в роскошный white total look. Или кожаное макси-пальто — под стать «железной леди революции», заставшей времена эсеровских кожанок.

Кто такая: Александра Коллонтай — русская революционерка, государственный деятель и дипломат, чрезвычайный и полномочный посол СССР. Первая в мире женщина-посол.

Чем известна: смотришь на это строгое лицо, скорбно поджатые губы и взгляд с укоризной — и не верится, что женщина на фото — самый что ни на есть символ сексуальной революции в царской России и первых лет СРСР. Александра Коллонтай первой в советской России вступила в гражданский брак (т.е. не освященный церковью), боролась за права женщин и повышение их заработной платы, для чего инициировала создание «Общества взаимопомощи работницам» и Дворец материнства и младенчества с бесплатными курсами для подготовки к родам.

Как одевалась: «В пух и прах разодетая Коллонтайша» — так о ней отзывался Луначарский. Действительно, Коллонтай, будучи в молодости весьма привлекательной женщиной, не могла отказать себе в удовольствии появиться на людях в драгоценностях, соболиных манто и кутюрных нарядах, сшитых по последней парижской моде. Она утверждала: «Можно быть хорошим коммунистом и в соболях! А также пользуясь пудрой и французской помадой».

Цитата: «Выпрямись, Коллонтай! Не смей бросать себя ему под ноги! Ты не жена, ты человек!»

СИМОНА ДЕ БОВУАР

Кто такая: Симона де Бовуар — французская писательница, представительница экзистенциальной философии, идеолог феминистского движения. Подруга, любовница, партнер и единомышленница Жана-Поля Сартра.

Чем известна: автор одного из самых главных произведений ХХ века — феминистского трактата «Второй пол», в котором последовательно и доказательно поведала о том, как на протяжении тысячелетий женщина становилась «добычей и имуществом» мужчины. Симона де Бовуар открыла феминизму дорогу в массовую культуру: «Второй пол» стал настоящим феноменом, книгой зачитывались по обе стороны Атлантики и перевели более чем на 50 языков. Благодаря Симоне де Бовуар мир впервые открыто заговорил о том, что женщина имеет право не выходить замуж или не иметь детей, строить свою жизнь осознанно на основе личного выбора, а не предписанных гендерных стандартов. В общем, именно де Бовуар создала феминизм как движение, проговоренное и осмысленное женщинами. До этого существовал лишь «женский вопрос», который обсуждался в кабинетах и салонах исключительно мужчинами, которые и решали, что для женщин хорошо, а что — плохо.

СИМОНА ДЕ БОВУАР

Союз, который они заключили с Жаном-Полем Сартром, был воплощением «идеального интеллектуального брака» и свободного выбора личности: никакого штампа в паспорте, полная сексуальная свобода и абсолютное доверие, подкрепленное интеллектуальной близостью — имея любовников, они, тем не менее, оставались вместе всю жизнь.

Как одевалась: кроме того, что де Бовуар «наделала шума» в философии, она еще и выглядела как икона стиля — интересно и неожиданно сочетала принты, любила глубокие цвета и массивные, яркие украшения вроде крупных серег, которые надевала под свою «фирменную» прическу.

Цитата: «Женщиной не рождаются, женщиной становятся».

Кто такая: Амелия Мэри Эрхарт — известная американская писательница, летчица, пионер авиации.

Чем известна: в 1932 году Амелия Эрхарт стала первой в мире женщиной-пилотом, в одиночку перелетевшей Атлантический океан. Это не удавалось никому после Линдберга — несколько пилотов пропали без вести в океане во время попыток повторения его рекорда. По словам Эрхарт, перегрузки во время 15-часового перелета без радиосвязи были такими, словно она «сидела в заполненном водой огромном барабане и отбивалась от слонов»: из-за отказа приборов во время шторма с грозой ее самолет чуть не упал в бушующие воды Атлантики, но летчице удалось выровнять машину и приземлиться в Северной Ирландии, после чего она стала национальной героиней США.

АМЕЛИЯ ЭРХАРТ ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБСТВЕННУЮ ЛИНИЮ ОДЕЖДУ, 1934 г.

Амелия также была членом Национальной партии женщин и одним из первых сторонников «Поправки о равных правах». А в январе 1935 года она в одиночку пролетела над Тихим океаном от Гавайских островов до Калифорнии: на этой трассе по причине смерти множества пилотов полеты были запрещены — исключение сделали только для Амелии Эрхарт.

Как одевалась: благодаря профессии пилота Амелия Эрхарт вошла в историю в образе женщины в кожаной летной куртке и брюках-голифе, однако даже в таком наряде она выглядела стильно. А в своей повседневной жизни была той еще модницей: у нее была собственная линия модной одежды и легкого авиационного багажа, которую она сама же и рекламировала — в качестве модели.

Цитата: «Никогда не мешайте человеку делать то, что вы называли невозможным».

Кто такая: Сьюзен Сонтаг — американская писательница, литературный, художественный, театральный кинокритик, режиссёр театра и кино, лауреат национальных и международных премий, эссеист и мыслитель.

Чем известна: Сьюзен Сонтаг написала ключевые трактаты о массовой культуре, объясняющие основные феномены современности — «Болезнь как метафора» о моде на нездоровую худобу, «Заново рожденная», где описывает открытие в себе бисексуальности и откровенно рассказывает о лесбийских вечеринках 1940-х в Сан-Франциско, и другие.

Как одевалась: Сьюзен Сонтаг учит тому, как жить, а не как одеваться, поэтому лучшее решение для такой женщины и сегодня — мужская рубашка, базовая водолазка и брюки прямого кроя.

Цитата: «Я считаю, что женщины должны гордиться другими женщинами, которые преуспевают в чём-то, и идентифицировать себя с ними. Не критиковать их за то, что они не проявляют женские стороны своего характера или женскую проникновенность. Моя идея заключается в том, что разобщённости не должно существовать».

Цвета суфражисток. Как одежда объединяла феминисток

Внеш­ний вид неот­де­лим от ста­ту­са. Тыся­че­ле­ти­я­ми одеж­да, обувь, при­чёс­ка, аксес­су­а­ры гово­ри­ли о людях боль­ше, чем они сами. В том чис­ле, об их поли­ти­че­ских взгля­дах. В этом мате­ри­а­ле речь пой­дёт о суф­ра­жист­ках, феми­нист­ках и «рав­но­прав­ках» сере­ди­ны XIX — нача­ла ХХ веков, в мире и в Рос­сии, и том, как их объ­еди­ня­ла мода и стиль.

Нача­ло орга­ни­зо­ван­но­го дви­же­ния жен­щин за рав­но­пра­вие при­ня­то отсчи­ты­вать с XIX века. Осо­бен­но ярко оно про­яви­лось в Вели­ко­бри­та­нии, стране с жёст­кой клас­со­вой систе­мой. Здесь суф­ра­жизм (от англ. suffrage — «пра­во голо­са») стал ещё одним ответв­ле­ни­ем борь­бы за демо­кра­ти­за­цию прав.

В 1865 году извест­ный бри­тан­ский поли­тик и эко­но­мист Джон Стю­арт Милль опуб­ли­ко­вал своё эссе «Под­чи­нён­ность жен­щи­ны» («The Subjection of Women»). На рус­ском кни­га вышла в 1869 году. В ней Милль раз­ви­ва­ет свои идеи о том, как жен­щи­на может быть осво­бож­де­на от соци­аль­но­го и поли­ти­че­ско­го угне­те­ния. Этот труд был создан под силь­ным вли­я­ни­ем жены Мил­ля — Хэр­ри­ет Тей­лор Милль, апо­ло­ге­та жен­ских прав. Выход «Под­чи­нён­но­сти жен­щи­ны» сов­пал с обра­зо­ва­ни­ем пер­вой суф­ра­жист­ской орга­ни­за­ции, Коми­те­та жен­ских изби­ра­тель­ных прав.

К нача­лу ХХ века суф­ра­жизм рас­ко­лол­ся на два направ­ле­ния — «ради­каль­ное» и «уме­рен­ное». Самы­ми замет­ны­ми дея­те­ля­ми «ради­каль­но­го» тол­ка ста­ла семья Панк­хёрст: Эмме­лин и две её доче­ри — Кри­ста­бель и Силь­вия. В 1905 году они осно­ва­ли Жен­ский соци­аль­но-поли­ти­че­ский союз (WSPU).

Кри­ста­бель и Эмме­лин Панк­хёрст. 1908 год

Чле­ны сою­за вери­ли, что доби­вать­ся сво­е­го нуж­но с помо­щью граж­дан­ско­го непо­ви­но­ве­ния — демон­стра­ци­я­ми, заба­стов­ка­ми, голо­дов­ка­ми, битьём сте­кол. Кста­ти, имен­но после того, как WSPU начал свою актив­ную дея­тель­ность, газе­ты ста­ли назы­вать жен­щин, борю­щих­ся за изби­ра­тель­ные пра­ва, уни­чи­жи­тель­ным тер­ми­ном «суф­ра­жист­ки» (suffragette). В свою оче­редь, акти­вист­ки при­ня­ли это сло­во на вооружение.

Анти-суф­ра­жист­ская открыт­ка «Дикая роза тре­бу­ет береж­но­го обращения»

В жур­на­лах и газе­тах суф­ра­жист­ка изоб­ра­жа­лась как непри­вле­ка­тель­ная дама, с мор­щи­на­ми, непра­виль­ны­ми чер­та­ми лица или пол­ная, оде­тая либо неряш­ли­во, либо в костюм с эле­мен­та­ми муж­ско­го гар­де­роба. Очень часто кари­ка­тур­ные суф­ра­жист­ки носи­ли очки — как, напри­мер, на рисун­ке извест­но­го худож­ни­ка Джо­на Тен­ни­е­ла, создав­ше­го куль­то­вые иллю­стра­ции к «Али­се в Стране чудес».

Джон Булль, пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ный образ Вели­ко­бри­та­нии, не даёт суф­ра­жист­кам голосовать

Инте­рес­но, что сами суф­ра­жист­ки, в том чис­ле чле­ны WSPU, счи­та­ли сво­им дол­гом на акци­ях и пара­дах выгля­деть осо­бен­но эле­гант­но для того, что­бы при­вле­кать боль­ше вни­ма­ния к сво­им тре­бо­ва­ни­ям. Газе­та «Votes For Women» в 1910 году заяв­ля­ла, что «совре­мен­ная суф­ра­жист­ка выби­ра­ет изящ­ные и акку­рат­ные наря­ды», а про­дав­щи­цы суф­ра­жист­кой газе­ты «The Suffragette» обя­за­ны были «оде­вать­ся в самое лучшее».

Более того, суф­ра­жист­ки сде­ла­ли сво­и­ми основ­ны­ми цве­та­ми фио­ле­то­вый — обо­зна­чал пре­дан­ность и досто­ин­ство, белый — чисто­ту, и зелё­ный — надеж­ду. Цве­та актив­но исполь­зо­ва­лись во всей суф­ра­жист­кой «про­дук­ции»: лен­тах, сум­ках, укра­ше­ни­ях, знач­ках всех видов, шля­пах, одеж­де, обу­ви и даже ниж­нем белье. Опрят­ный внеш­ний вид акти­ви­сток и про­стая ком­би­на­ция цве­тов помог­ли шире рас­про­стра­нять идеи суф­ра­жи­сток — любая жен­щи­на мог­ла про­де­мон­стри­ро­вать сим­па­тию дви­же­нию, надев трёх­цвет­ную брошь или ленту.

При­ме­ры суф­ра­жист­ских сувениров

Итак, в Вели­ко­бри­та­нии, цен­тре суф­ра­жист­ско­го дви­же­ния жен­щи­ны счи­та­ли, что внеш­ний вид — одно из важ­ней­ших состав­ля­ю­щих дви­же­ния. Что об этом дума­ли в Рос­сий­ской импе­рии? Мож­но ли было вычис­лить рос­сий­скую суф­ра­жист­ку в толпе?

Что­бы отве­тить на этот вопрос, необ­хо­ди­мо ска­зать о том, каким был суф­ра­жизм в Рос­сии и был ли он таким же, как в Вели­ко­бри­та­нии. В Рос­сии «жен­ский вопрос» идёт от шести­де­сят­ни­ков. Об эман­си­па­ции жен­щин в то вре­мя гово­ри­ли врач Нико­лай Пиро­гов, фило­соф Нико­лай Чер­ны­шев­ский, поли­ти­че­ский дея­тель Миха­ил Михай­лов, эко­но­мист Мария Вер­над­ская, акти­вист­ка Мария Труб­ни­ко­ва — с помо­щью послед­ней, кста­ти, был выпу­щен в печать труд Джо­на Мил­ля, и мно­гие другие.

Мария Вер­над­ская

В жур­на­лах тогда ста­ли актив­но писать о поло­же­нии жен­щин, а с 1866 по 1868 годы выхо­дил «Жен­ский вест­ник», кото­рый, несмот­ря на свою недол­гую жизнь в шести­де­ся­тых, успеш­но реин­кар­ни­ро­вал­ся в 1905 году. В те годы оте­че­ствен­ные «суф­ра­жи­сты» — сре­ди них было нема­ло муж­чин — боль­ше все­го были обес­по­ко­е­ны жен­ским обра­зо­ва­ни­ем и про­фес­си­о­наль­ным ста­ту­сом, поэто­му в основ­ном дела­ли упор на этих темах.

Идея о том, что жен­щи­ны долж­ны иметь те же граж­дан­ские пра­ва, что и муж­чи­ны, при­шла несколь­ко поз­же, к кон­цу XIX века. Дви­же­ние повер­ну­лось в сто­ро­ну феми­низ­ма. Кро­ме пра­ва голо­са, «рав­но­прав­ки» в Рос­сии нача­ли актив­но отста­и­ва­ли свою сек­су­аль­ную и мат­ри­мо­ни­аль­ную сво­бо­ду. Они боль­ше не хоте­ли выхо­дить замуж по реше­нию отцов и тре­бо­ва­ли воз­мож­но­сти легаль­но раз­ве­стись или сде­лать аборт.

Но несмот­ря на то, что суф­ра­жизм и феми­низм в Рос­сии стре­мил­ся охва­тить все сто­ро­ны жен­ско­го быта, очень дол­го он оста­вал­ся эли­тар­ным дви­же­ни­ем для горо­жа­нок. Боль­шин­ство тогдаш­них суф­ра­жи­сток и феми­ни­сток про­ис­хо­ди­ли из извест­ных фами­лий и про­жи­ва­ли в Петер­бур­ге. Они, как и бри­тан­ки, орга­ни­зо­вы­ва­ли жен­ские общества.

Чле­ны Рус­ско­го жен­ско­го вза­им­но-бла­го­тво­ри­тель­но­го обще­ства. 1911 год. Фото из лич­но­го архи­ва иссле­до­ва­тель­ни­цы Ири­ны Юкиной

Одним из пер­вых было Рус­ское жен­ское вза­им­но-бла­го­тво­ри­тель­ное обще­ство, создан­ное в 1895 году. Любо­пыт­но, что на пер­вом съез­де раз­да­ва­лись анке­ты и, соглас­но резуль­та­там опро­са, боль­шин­ство акти­ви­сток были вдо­ва­ми или неза­муж­ни­ми, стар­ше 30 лет, с выс­шим или сред­ним обра­зо­ва­ни­ем. Это под­твер­жда­ет фото­гра­фия, сде­лан­ная на съез­де в 1911 году. Мы видим мно­го раз­ных жен­щин явно стар­ше 30; все они оде­ты оди­на­ко­во хоро­шо и в духе сво­е­го вре­ме­ни — пожа­луй, это всё, что их объединяет.

Рус­ская суф­ра­жист­ка. Худож­ник Вла­ди­мир Каду­лин. Открыт­ка из серии «Типы кур­си­сток». 1910‑е годы

Инте­рес­но отме­тить, что на извест­ной открыт­ке того же вре­ме­ни «Рус­ская суф­ра­жист­ка» худож­ни­ка Вла­ди­ми­ра Каду­ли­на пока­зан совсем иной образ. Юная осо­ба с корот­кой стриж­кой в стран­ной одеж­де — то ли помя­той, то ли тря­су­щей­ся от рез­кой поход­ки, то ли про­сто неак­ку­рат­ной. На ней малень­кая про­стая шляп­ка с огром­ной булав­кой, она курит на ходу и «по-муж­ски» поло­жи­ла руку в кар­ман. Этот образ — пол­ная про­ти­во­по­лож­ность сте­пен­ных дам-бла­го­тво­ри­тель­ниц из преды­ду­ще­го поко­ле­ния активисток.

Одна­ко Каду­лин не смог бы нари­со­вать свою кари­ка­ту­ру, не наблю­дая дей­стви­тель­ность. С нача­лом Пер­вой миро­вой вой­ны, с новым вит­ком обостре­ния поли­ти­че­ско­го поло­же­ния в стране к «рав­но­прав­кам» ста­ло при­мы­кать всё боль­ше жен­щин из всех сло­ев насе­ле­ния, в том чис­ле девуш­ки из сре­ды раз­но­чин­цев. Новые суф­ра­жист­ки — моло­дые девуш­ки, наблю­дав­шие тоталь­ную неспра­вед­ли­вость и тяго­ты воен­но­го поло­же­ния — не захо­те­ли мирить­ся с поло­же­ни­ем дел.

Читайте также:  Бьянка Джаггер - подборка фото самых удачных образов из молодости звезды

К 1917 году рос­сий­ские жен­щи­ны уже актив­но участ­во­ва­ли в поли­ти­че­ской жиз­ни Рос­сии. Они выхо­ди­ли на мно­го­ты­сяч­ные мани­фе­ста­ции и митин­ги, пыта­лись избрать­ся в Учре­ди­тель­ное собра­ние. Жен­щи­ны настой­чи­во тре­бо­ва­ли всех граж­дан­ских прав. И имен­но тогда они все объ­еди­ни­лись под одним цве­том — крас­ным. Крас­ный был в гости­ных, в церк­вях, на ули­цах, в теат­рах, на работ­ни­цах, на депутатах.

«Дева Рево­лю­ция. 27 фев­ра­ля». Рису­нок М. Бобы­шо­ва. Жур­нал «Бич». Июль 1917 года

Крас­ный цвет поза­им­ство­ва­ли у Вели­кой фран­цуз­ской рево­лю­ции, а та, в свою оче­редь, у древ­них рим­лян. Во вре­ме­на Цеза­ря и Бру­та осво­бож­дён­ные рабы носи­ли «пилеи» — крас­ные кол­па­ки, кото­рые поз­же ста­ли назы­вать­ся фри­гий­ски­ми. В Рос­сии 1917 года крас­ный цвет был насто­я­щим хитом сезона.

Исто­рик моды Юлия Деми­ден­ко в сво­ей ста­тье «Пет­ро­град. Мода. 1917» при­во­дит инте­рес­ный отры­вок из фелье­то­на, в кото­ром сто­лич­ная дама бесе­ду­ет с подругой:

«…Что? Зака­зать вме­сто пла­тья vieux rose ярко-крас­ное. Как зна­мя вос­ста­ния? Это будет мод­но? Послу­шай, а ведь это идея! Ярко-крас­ное пла­тье, чёр­ная шля­па, чёр­ные чул­ки и крас­ные туфли… Послу­шай, ведь это вели­ко­леп­но! Это будет стиль — рес­пуб­ли­ки, а. »

О взлё­тах и паде­ни­ях жен­ско­го дви­же­ния в Рос­сии читай­те в нашей ста­тье «Музей­ные замет­ки. У рево­лю­ции жен­ское лицо».

8 трендов в женской одежде от феминисток

Одежда – это способ самовыражения, согласись. Часто ведь ты встречаешь на улице неформалов, например, и думаешь – вот это у них внутренний мир, наверное, богатый, раз даже выплескивается через край. Женщинам в прошлом веке приходилось нелегко: они боролись за социальные, политические права и равенство с мужчинами. Боровшихся называли феминистками – именно они привнесли большой вклад в женскую моду, навсегда изменив ее. Что же такого они сделали? Читаем.

Винтажная одежда

Винтаж неслучайно ввели в моду именно феминистки: он являлся инструментом для борьбы. Женщинам навязывалось мнение, что их одежда должна быть самой трендовой (таких слов, конечно, тогда не знали, но мы-то знаем!) и модной, дабы привлекать внимание. Напоминает бабочек, которые словно соревнуются, у кого крылышки красивее? Как бы не так. Тренды стоили дорого, а цеплялись с ними ко всем. Чтобы противостоять этому, женщины выбрали винтажный стиль: экологические материалы, свободный крой. Он подчеркивает естественность дамы и не обязывает носить последние тенденции моды.

Мокасины

Появлению удобных мокасинов мы обязаны именно феминисткам. Обязательные в то время высокие шпильки, каблуки, неудобные лодочки были рьяно заброшены ими на последнюю полку шкафа, откуда ничего никогда не достается. Просто потому, что такая обувь неудобна и непрактична. Женственность для феминисток – изобретение доминанты мужчин. Поэтому каблуки и отправились ими в путешествие далеко и надолго.

Широкие брюки

Обтягивающие все прелести узкие джинсы и юбки-карандашики – это сейчас в моде. А в то время подобная одежда считалась возбудителем мужских желаний (разумеется, а как иначе!). Феминистки совершенно не собирались становиться объектом сексуальных фантазий, поэтому ввели в тренд широкие штаны. Это произошло одновременно с зарождением движения хиппи, так что вместе с этим являлось еще и протестом против введения строгих норм и законов в моде.

Многие типы широких брюк мы с вами любим носить и сейчас. Никуда они от нас за столько времени не делись.

Блейзеры

Не зря феминистки начали носить исконно мужской до этого движения блейзер. Это произошло потому, что женщины упрямо добивались равенства полов в профессиональной и другой деятельности. Чтобы иметь равенство, нужно было исключить и вызывающую сексуальность, и провокационность обтягивающих грудь кофточек. Был выбран блейзер. Так феминистки подчеркнули, что дамы ничем не хуже мужчин и могут делить с ними все права и обязанности.

Рубашки-оверсайз

Эта вещь появилась в моде потому же, почему появились и блейзеры. Нужно было подчеркнуть “мужественность” хрупких женщин, как бы странно это ни звучало. А что лучше для этого подходит, чем великоватая рубашка из грубой однотонной ткани мужского покроя? Кроме того, такая рубашка скроет грудь и талию – никто не только пальцем, но и взглядом к ним не прикоснется.

А еще рубашки-оверсайз были крайне популярны у людей физических профессий. Обычно там трудились мужчины. Чем не повод подчеркнуть недоступность этой деятельности для феминисток и заодно побороться за равные профессиональные и рабочие права?

Без бюстгальтера

Феминистки радели за комфорт и удобство для всех: и мужчин, и женщин. Почему это женщины должны носить неудобные лифчики? – топнула ногой феминистка, и вот уже никто из этого течения не носит бюстгальтеров. Мода диктовала свои правила – носить лифчики, феминистки шли наперекор моде и говорили, что носить это белье не нужно. И не носили.

Даже сейчас бюстгальтеры, какими бы дорогими и качественными не были, все-таки не самая комфортная для постоянной носки вещь, согласись? Так что говорить о лифчиках прошлого столетия? Не зря феминистки боролись за их отсутствие в образе.

Джинсы

Джинсы на женщине? Вы что, совсем спятили? – спросила бы девушка 20-х годов прошлого века. Современные мы ответим – не спятили! Эта одежда сейчас – практически самая популярная вещь в гардеробе каждой женщины из любого уголка мира. А введению джинсов в женскую моду мы снова обязаны феминисткам.

Почему джинсы? Суть та же – гендерно нейтральная мода. Джинсы всегда считались мужским атрибутом одежды. “А с чего бы это?” – поинтересовались феминистки и выдвинули четкое “нет” запрету на их ношение женщинам. Начав носить джинсы, девушки буквально перевернули моду с ног на голову. Кто бы мог подумать! Произошла по сути модная революция вместе с введением джинсов в женский образ.

Мини-юбки

Мини-юбки – противоречивая вещь. С одной стороны, они не сковывают движения. Раньше ведь женщины вынуждены были носить одежду достаточно неудобную. Такие юбки же давали полную свободу действий и передвижений. Они – очередной бунт против сокрытия естественности женщин, исходя из мыслей о практичности и скромности. Именно поэтому они и полюбились феминисткам – свобода ведь!

С другой стороны, некоторые женщины из движения утверждали, что мини-юбки – прямой путь к изнасилованию. Они считали, что этот элемент образа излишне приковывает мужские взгляды к женщине (а ты попробуй не приковаться, когда такая красота идет!) и соответственно, противоречит принципам движения феминисток. Однако, мини-юбки из моды не вышли и находятся в тренде и сейчас.

Чудо-женщины: 5 феминисток, которые подарили нам свободу

Еще каких-то 200 лет назад многие вещи, которые мы сейчас понимаем как нечто само собой разумеющееся, были недоступны для женщин. Право голосовать, работать и получать одинаковую с мужчинами зарплату, даже право на контрацепцию – за это женщинам приходилось бороться. На переднем крае этой борьбы стояли первые феминистки, которые подчас ценой своей жизни пытались изменить существующий порядок вещей.

Эбигейл Смит Адамс: «Любой мужчина станет тираном, если ему это позволить»

Эбигейл Адамс, жена второго и мать шестого президентов США, остро ощущала несправедливое положение женщин в своей стране. В силу строго пуританского воспитания она не вела громкую общественную работу. Однако особый статус первой леди позволял ей исподволь оказывать влияние на мужа.

В 1776 году, когда вовсю шла подготовка Декларации независимости, она написала супругу письмо, в котором высказывала весьма смелые мысли.

«Не давайте неограниченной власти в руки мужей. Помните, любой мужчина станет тираном, если ему это позволить. Если же к леди не будет проявлено особой заботы и внимания, то мы готовы поднять восстание против законов, которые не дают нам ни права голоса, ни представительства», – пригрозила Эбигейл мужу.

Несмотря на то что тогда эта угроза только рассмешила Джона Адамса, постепенно он стал разделять мысли своей жены. В частности, президент скоро понял, что нужно менять существующую систему образования, в которой женщинам нет места.

Олимпия де Гуж: «Женщина имеет право подниматься на эшафот; она должна иметь право всходить на трибуну»

Олимпия де Гуж (настоящее имя Мари Гуз) – одна из ключевых фигур в истории феминизма. Она вращалась в революционных кругах, отстаивала идеи аболиционизма и права женщин. Ее перу принадлежит «Декларация прав женщины и гражданки» – программное сочинение, в котором Олимпия требовала для женщин права на развод, отмены церковного брака и замены его гражданским, отстаивала права незаконнорожденных детей и т. п.

Во многом документ был иронической пародией на принятую в ходе Великой Французской революции «Декларацию прав человека и гражданина»: Олимпия считала, что революция ни на йоту не изменила угнетенное положение женщин.

К несчастью, публикация «Декларации» и ряда других сочинений повлекли за собой обвинение в измене. Олимпия де Гуж была казнена в 1793 году. Ее высказывание стало в какой-то степени пророческим: «Женщина имеет право подниматься на эшафот; она должна также иметь право всходить на трибуну».

Соджорнер Трут: «Разве я не женщина?»

Настоящее имя первой чернокожей женщины, которая выиграла суд у белого мужчины, – Изабелла Баумфри. До 29 лет она испытала на себе все ужасы рабства: в девятилетнем возрасте девочку продали как «довесок» к стаду овец, она терпела сексуальное насилие и побои от своего хозяина, ее возлюбленного убили за романтическую связь с ней. Только в 1826 году Изабелла смогла обрести свободу, но ее дети оставались рабами. Ее пятилетний сын был незаконно продан в штат, где рабство еще не было отменено. Только с помощью суда Изабелла смогла вернуть ребенка.

В 1843 году Изабелла взяла себе имя Соджорнер Трут. Она путешествовала по стране, проповедуя идеи аболиционизма, равноправия полов, религиозной толерантности. На Конвенции по правам женщин Соджорнер произнесла свою знаменитую речь «Разве я не женщина?». Широко известна цитата из этого выступления: «Откуда взялся ваш Христос? От Бога и от женщины! Мужчина к Нему отношения не имел».

Мария Трубникова: «Великое дело нельзя делать злым путем»

Начало женского феминистского движения в России связывают с именем Марии Трубниковой. Именно благодаря ей женщины дореволюционной России получили возможность получать высшее образование.

Мария Трубникова бросила вызов предрассудкам, ограничивавшим свободу женщины. Она одна из первых позволила себе надеть брюки. По некоторым данным, именно Мария стала прототипом героини романа «Что делать?».

Вместе с соратницами Трубникова организовала Общество дешевых квартир и других пособий нуждающимся жителям Санкт-Петербурга, чтобы женщины, брошенные на произвол судьбы, могли снять приличное и недорогое жилье. При обществе открывались мастерские, где женщины могли работать.

С 1867 года Мария Трубникова начинает целенаправленную работу по открытию Высших женских курсов. Несмотря на знакомства и поддержку в высшем свете, идеи первой русской феминистки воплотилась в жизнь только спустя 11 лет – первое высшее учебное заведение для женщин открылось в 1878 году.

Мария Трубникова считала необходимым отстаивать идеи равноправия, однако не приветствовала революционных методов борьбы. «Великое дело нельзя делать злым путем» – таким было ее жизненное кредо.

Симона де Бовуар: «Мы хотим свободы от репродуктивного рабства»

Симона де Бовуар родилась в обеспеченной аристократической семье. С детства девочку готовили к роли образованной, но тихой и покладистой матери семейства. Однако разорение ее отца и бедственное материальное положение семьи заставили Симону пойти учиться.

Девушка получила блестящее образование, но самое главное – она стала вращаться в кругу знаменитых ученых и писателей. В 21 год она знакомится с Жан-Полем Сартром, и эти отношения стали вызовом чопорному обществу. Влюбленные подписали договор, согласно которому обещали хранить друг другу интеллектуальную верность, при этом не ограничивая себя в любовных связях на стороне.

В 1949 году Бовуар пишет книгу «Второй пол», которая считается основой идеологии феминизма. Писательница затрагивает биологические и социальные аспекты зависимости женщины и описывает идеальное общество, где женщины наравне с мужчинами получают образование, работают и свободны от «репродуктивного рабства».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: